Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Все у нас хорошо



Несколько лет назад я сделал первую запись в этом блоге, обнаружив себя в очень странном месте посреди моей жизни. Было оно безвидным и пустым, и тьма над бездной. А духа там и не было в помине.

Один мой ребенок уже пошел в школу, другой тем временем оказался тяжелым лежачим пятилетним дцпшкой, становился все хуже, а лечение зашло в тупик. Моя жена потихоньку втайне начала пить. Да и я уже прикладывался вечерком. А что еще остается? Количество дел в один момент возросло настолько, что бизнес, которым я занимался всю жизнь, захирел и расстроился. Люди, на которых я полагался, завели за спиной какие-то серые дела. Магазин, который кормил семью, одним чудесным апрельским утром сгорел дотла. Кредиторы и заимодатели быстро доели оставшиеся деньги, встали, отряхнулись, и разошлись. Унеся с собой мои последние связи с внешним миром.

И вот картина, мелом на асфальте. Сижу я в большущей квартире, за которую уже нечем платить, под окном стоит машина, в которой нет бензина, ребенка не оставить, не выйти, да и некуда. Да и незачем. Самое время взять в руки веревку, мыло, и поставить точку.

Куда спешить.. Я попробовал взять в руки бумагу, ручку, и поставил запятую. Ради баловства. И попытался писать эту историю дальше, после запятой, растягивая ее, как резинку от трусов. Интересно, сколько можно продолжать предложение?

Самое длинное предложение русского языка, которое мне попалось, состоит из девяти с лишним тысяч слов, и занимает больше десяти страниц. ( http://samara.news-city.info/docs/sistemsa/dok_ieyzzb.htm ) Это настоящий шедевр, с глубокой философской сердцевиной. Почитайте на досуге.

Я же попробовал написать еще более длинное предложение. Правда, точки я в нем все-таки использую. Но это не суть важно. Важно то, что веревка за это время изветшала, а мыло засохло.





[ДЕЛА НАСУЩНЫЕ]10 ноября мы с Лилькой вернулись из США. Поездка прошла хорошо, дочка чувствует себя превосходно. Я об этом уже писал, и напишу еще.

Больше двух лет мы занимались программой реабилитации ребенка по методикам Институтов Гленна Домана, что в Филадельфии.
В марте 2014, по итогам долгой предварительной работы, мы были приняты на Аспирантскую программу, посетили с Лилькой центральную усадьбу Институтов в США, получили программу из рук сотрудников, и занимались ей следующие полгода. Теперь, в ноябре, состоялся второй визит. Наши успехи и неудачи были оценены, нам сделали новые назначения, теперь мы перешли на Интенсивную программу Институтов.

Сейчас - сентябрь 2015. Мы прервали Интенсивную программу, и, по договоренности с Институтами, отложили ее на неопределенный срок. После нескольких лет институтской программы вопрос о наших текущих планах на реабилитацию, о наших нуждах, является для меня сложным и мучительным. Вот почему. Те цели, которые ставила нам программа, были достаточно ясными, и мы попросту следовали по этому пути. Это была трудная рутинная работа, мы собирали благотворительные деньги на поездки в Институты, привлекали волонтеров для занятий, двигались от ступени к ступени. Тогда было несложно говорить о наших планах и нуждах в деньгах, этому помогал высокий международный авторитет Институтов и чувство локтя в сообществе людей, которые занимались тем же, чем и мы. Материальные, моральные и физические ресурсы были расписаны протоколами и прозрачны, их можно было предъявить.

Однако, конечные цели, к которым вела программа, все так же оставалась миражом, хотя и имелся большой прогресс на промежуточных этапах. Вот слова американского куратора нашей программы: «Таких детей, как Лиля, мы видели не много». Наш случай слишком сложный. В очередной раз возникла ситуация, когда сторонняя помощь решает наши проблемы только частично, и невозможно понять, весь ли потенциал мы исчерпали. Для того, чтобы оказать дочери максимум помощи, мне пришлось начать заниматься теорией и практикой реабилитации самостоятельно.

Как и раньше, мы поддерживаем отношения с Институтами Домана, и продолжаем использовать их концепцию реабилитации как основу. Но то, чем мы реально занимаемся теперь, является домашней реабилитацией, построенной уже на собственном опыте и знаниях. Без всякой скромности я могу назвать ее авторской методикой, которая позволила нам продвинутся в части физиологического здоровья гораздо дальше, чем программа Институтов.

В настоящее время самочувствие Лилии просто замечательное. Мы вернулись на несколько шагов обратно, и активно развиваем ее сенсорную чувствительность, чего нам очень не хватало раньше. Время от времени мне нужны новые приспособления, а также есть нужда в привлечении узких специалистов и тренеров. Всю работу мы делаем на наш небольшой доход: зарплату жены и пособия.

Мы будем очень благодарны за любую благотворительную помощь. Будьте счастливы)



</lj-embed>


[ПОСЛЕДНИЕ ФОТО]филадельфия
в каб марлен
в подушках
газон мяч
деревня
дыхательная машина
ислочь
лилька
медулла
около столовой
румико
с игрушкой
спим


[НАШЕ ВЧЕРА]Однажды, когда Лильке исполнилось пять лет, я сел, и задумался над всем тем, что со мной произошло. Тогда это выглядело так:

[НАШЕ СЕГОДНЯ]http://youtu.be/e1IZO4fZqsw?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/7lc6IuYKyRI?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0JIT2N7Bndc?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0H3jJ4kXseg?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/bAMQXcdy2QU?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuw

[НАШИ РЕКВИЗИТЫ]Контакты и реквизиты
тел: +375296688888 Дмитрий

Email: dimamail3@yandex.ru
1. Благотворительный счет: BY25ALFA31352121750050270000 в ЗАО Альфа-Банк, BIC ALFABY2X получатель учреждение "Команда "Крылья Ангелов"

2. Для почтовых переводов:
Получатель: Тимашков Дмитрий Михайлович
Паспорт МР2848979 выдан Московским РУВД Минска 08.02.2011
Назначение платежа: Благотворительная помощь на лечение дочери -Лилии Тимашковой
ул. Игуменский тракт, д.16, кв.38, Минск, Беларусь

3. C карты на карту Беларусбанка № 4255 2003 0216 9628 , срок 03\20
4. Карта Альфа-Банка: 5392 1413 7840 7354 до 04/20
5. Простой и быстрый способ - пополнить баланс нашего номера МТС +375 33 6878918

6. Электронные кошельки:
ЯндексДеньги: 410011606152580, easypay 28255497
WebMoney: Z220125986290, R376119179280, E369374351800, B352023775051

7. пейпал liliya@aqua-total.de














[клуб СОДЕЯ]https://www.facebook.com/groups/Sodeya/



[КОМАНДА КРЫЛЬЯ АНГЕЛОВ]http://ulej.by/project?id=18183

18 часов до молотка

Осталось всего ничего до окончания сбора на наш [проект]http://ulej.by/project?id=176906&tab=aboutпоездки в Штаты – что-то около 500$, и какие-то часы до молотка. Если соберем, то едем. Если нет – то деньги, по правилам площадки, вернутся спонсорам. Сильно ли я переживаю?

Я бы сказал, что со средней силой. В жизни моей было много безумных идей. Во всяком случае, поначалу - так они и выглядели. Как история со ржавчиной, например. И поездка в Штаты, с судорожным неходячим неговорячим ребенком, для участия в легкоатлетическом пробеге – из той же серии. Мне проще было пробежать 42 км [сегодняшнего марафона]https://www.facebook.com/100001023718039/videos/1542677669109675/?autoplay_reason=gatekeeper&video_container_type=4&video_creator_product_type=0&app_id=173847642670370&live_video_guests=0 благодарности, чем думать о том, сколько хлопот меня ждет в этой поездке.





Если ничего не выгорит, то я вздохну даже в некоторой степени с облегчением, и уеду хоть на пару недель на дачу. Вырублю телефон. Забуду в городе зарядку от планшета. Буду косить газон, поливать игольчатые пупсики растущих огурцов и собирать в лесу чернику, раздавливая с размаху на шее комаров. Я уже почти забыл, что значат все эти слова.

История со ржавчиной?.. Это было, когда меня отправили в трудовой лагерь, между пятым и шестым классом, вместе с остальными, кому не удалось откосить. Нас поселили посреди голого поля в каких-то дощатых бараках, где от влаги покатыми волнами сползали со стен желтые обои в мелкий цветочек. Территорию ограждал унылый сетчатый забор с провисшими воротами посередке. В эти ворота утром въезжали несколько автобусов – ГАЗонов, которые отвозили понурых пленников в поле – полоть брюкву, морковь и свеклу. Это называлось трудовым воспитанием. Детский рабочий день – короткий, и после обеда мы были уже свободны. Если можно назвать свободой сидение в бараке за забором. Из всех развлечений – попытки высушить одежду, подвесив ее на холодные трубы отопления, которые, видимо, когда-то работали.

Выйдя на тоскливый двор, там и сям поросший травой по колено, я сел верхом на железную трубу, и начал долбать по ней куском кирпича. Труба была ржавая, и с нее посыпалось. И вот, я говорю ватаге своих товарищей: «Пацаны, я знаю, как из ржавчины сделать взрывчатку». Из всех, я, видимо, был единственный, кто к этому времени прочел всего Верна, Лондона, Дойля, Твена и прочих. Избегая мелочей – уже к вечеру я дежурил с литровой банкой, в которую тонкими струйками стекала раздобытая ржавчина. Через пару дней банками было заставлено все темное пространство под моей кроватью.

Хуже всего приходилось девочкам – ведь ржавчина так впивается в ладошки, что ни каким мылом не отмоешь. Но смысл жизни есть смысл жизни, ничего не попишешь. Я уж не знаю, у кого какие были фантазии насчет что взорвать – ведь кроме дощатых бараков и сетчатого забора реально ничего не было. Но все сто человек детских доверчивых душ исправно добывали сырье, свято веря.. Во что?.. А это важно?.. Это были попросту сто шил в засидевшихся задницах.

Образовались группы, кто-то собирал черную крупную ржавчину, которая пластами сходила с жестянок, кто-то мелкую , которую надо было скрести ложкой с мертво вросшего в землю бульдозера . Стыренной в столовой. Были споры о том, какая из ржавчин лучше рванет. Была торговля и мена ржавчиной. Были два лагеря, каждый со своей защитой. Банки под моей кроватью тоже были отделены границей, черное рыхлое/рыжая пыль. Рыжая пыль ценилась, понятное дело, дороже.

Тракторист, который накануне отвинтил какую-то железяку от своего помершего трактора, утром не мог ее найти. Оказалось – он просто ее не видит, она блестела, как у кота яйца. Директор всего этого хозяйства пытался докопаться, кто и зачем вырыл яму вокруг трубы, уходящей из стены барака в землю. В жестяной вентиляции столовой образовалась дыра величиной с доброго поросенка. А ведь могла бы еще столько послужить, под семью слоями краски, ай яй яй. Вожатые по вечерам ходили по двору с фонариками, ориентируясь на стук и скрежет железа по железу, вылавливая рудокопов и пытаясь их расколоть, что тут к чему. Но не тут-то было. Все молчали, гордо и нагло, как и учила с детства партия и правительство.

Ну ладно, со ржавчиной. Что с Америкой-то? Что это может дать, принести, почему это важно?

Это может помочь многим людям перестать сидеть в дощатом бараке за сетчатым забором.



А может и нет.

Я не знаю.

Ни один человек не знает точно, что правильно, а что нет.

Важно - не уверенность, а старание. Я - стараюсь. Потому что по себе знаю, что сидеть там – выше всяких сил. Как и в любом деле, я просто прикладываю все усилия. Весь опыт. Всю сноровку и сообразительность. Всю любознательность. А дальше..

Будучи благочестивым евреем, ну, насколько у меня это получается, я попросту заканчиваю каждый свой день словами самой бесхитростной молитвы, из всех, что знаю: «Благодарю тебя, господи, за все твои милости, которые ты послал мне сегодня. Надеюсь на твою милость и в завтрашнем дне. А все, что тебе не угодно, пусть будет развеяно прахом».

В общем, сегодня я уже спать

ушла красиво

Ищу гараж в Минске, достаточно просторный для того, чтобы можно было разобрать и продать по запчастям эту замечательную Хонду, служившую нам верой и правдой многие годы.

Ушла не только красиво, но и дорого, поскольку в ДТП пострадали еще два автомобиля, а страховка моя закончилась за пару дней до этого, и я в суете дел прозевал. Страховой Бог безжалостен - убеждаюсь я в очередной раз, и продаю оставшийся хлам по запчастям, чтобы выплатить ему жертву с пеней и штрафами)

Что делать, если вы потеряли айпад

Ну что делать что делать…

Выдохнуть глубоко. Сказать себе: ну, вот, свершилось. Все однажды теряли что-нибудь ценное, вот и я потерял, наконец. Если ты, конечно, не серийный уничтожитель айпадов.

Припомнить что-нибудь ценное из еврейского фольклора. Спасибо, господи, что взял деньгами, например.

Да, ясное дело, айпад – не только деньги, но еще и гора интеллектуального труда в его чреве. Однако, не надо валить все до кучи, каждый покойник стоит того, чтобы быть оплаканным отдельно.Про интеллектуальный труд завтра подумаем.

Если и слезы не помогают, сходи почитай что-нибудь умное в гугле. Например, о том, что имеется функция обнаружения местоположения пропавшего девайса. Включай любой комп, входи в облако, пусть твоя надежда оживет, и даст тебе немного воспарить, и спокойно выяснить, что эту функцию нужно было включать до пропажи, а не после.

Если обида по-прежнему душит, то прямая дорога – в милицию. Продвинутый инспектор уголовного розыска охотно примет заявление, и даст тебе выговориться, записав все обстоятельства на бумагу. Эмоции, конвертированные языком милицейского протокола, теряют в весе на порядок.

Кроме того, инспектор тебя успокоит тем, что эппловская функция поиска в нашей прекрасной стране мягко говоря не работает. Так что не надо кусать лопатки, что она не была включена.

И, конечно же, не нужно вести себя пассивно. Любые энергичные действия впитывают негативные эмоции как губка. Нет, не головой о стену, а клеем на обратную сторону бумаги, и пришлепнуть на видные места в зоне утраты. Чем больше пришлепнешь, тем эффективней работает. Двери подъездов, столбы, фонари, березы, колонны, что еще?..

Не надо скупиться на текст. Не надо искать штампов. Пиши то, о чем душа стонет. Ты не к читателям пишешь, а напрямую к небу.

И вот потом с этой мыслью сядь, и спокойно жди, пока небесные шестеренки повернутся нужным тебе образом. Ты ведь старался, правда?

Ну и, в конце концов, погляди на свои руки-ноги. На месте?..
Баа!.. да ведь ты всего лишь айпад потерял.

Изображение 070

швейно-прикладная философия

Маленькая полированная рукоятка исправно делает свое дело, увлекает за собой кисть руки, а вслед  игриво требует помощи. Чугунное нутро, нашпигованное шатунами, кривошипами, червяками, шестернями, маховиками, пружинами, подшипниками, валами и колесиками, щедро умасленными первосортной смазкой, вымешивает пластичную  энергию, будто тесто, вылепливая из механики и математики аккуратные пирожки стежков-близнецов. Это грех, называть работу швейной машинки стуком. На самом деле это больше музыка.  Хвалебная песнь человеческой страсти оживлять мертвенно неподвижные вещи.

Я сижу посреди ночной кухни, и завороженно кручу мелодию прирученного железа в исполнении дедовской, а может даже и прадедовской, уже и не знаю точно, зингеровской машинки. Годы ей ничто, она продолжает сноровисто выкладывать ровнехонькие стежки по хрустящей ткани.  В аккуратных руках она и еще сто лет проживет.

Как бы хотелось, чтобы и все остальное вокруг складывалось так же ловко. Состроил план, крутнул  рукоятку, и волшебный механизм побежал превращать твою мечту в осязаемую реальность.

Работа с  неодушевленным материалом дезориентирует. Кажется, что если ты напряжешься и вложишь в него частицу души, то он и  в самом деле оживет. Вроде старательно прибранного покойника, вот-вот встанет и пойдет. Я вдруг замечаю себе, как много энергии мы вкладываем по жизни в неодушевленный материал. Это смахивает на навязчивую попытку конвертировать энергию в душу. Вдунуть дух жизни.. Этакие  господики божики.. Господа алхимики.


Но что-то тут не так. Похоже, неодушевленное оживает скорее в моих желаниях и мечтах, чем на самом деле. Мы можем вдунуть движение, но не можем вдунуть желание. Вот оно, то, чем злил Адам всевышнего. И когда он разозлился не на шутку, то сделал ему  Еву. С тех пор у Адама с желаниями нет проблем. Вопрос только в их качестве.


Похоже на то, что вложить частицу души на деле гораздо сложнее, чем об этом привычно говорится там и сям. И, похоже на то, что частицу души способна принять только другая душа, живая, а не ткань, дерево или железо. Правда выглядит это не так эффектно.

Примерно как кружку воды вылить в реку.

Тем не менее, я люблю мастерить всякие девайсы для реабилитации, такие теоретически правильные с виду.  Это очень увлекательно - представлять, что ты вот-вот изобретешь швейную машинку, способную заменить нудную  ручную работу на задорное позвякивание надежного устройства. Тем же увлечена и промышленность. Тем же увлечена и медицина. Этим увлечен любой, кто был знаком с шахтерским трудом белошвейки.

Однако, что за черт. Всегда найдется какая-нибудь кисейная ткань, с которой машинке не справиться.

И тут мне приходит в голову, что передо мной на столе разложена отличная иллюстрация к домановской программе. Я приподнимаюсь, и отщелкиваю историю камерой мобилы.

Получив в Институтах красивую пятикилограммовую папку бумаг с подробными инструкциями, мы испытали чувство, словно от  приобретения швейной машинки. Теперь только ручку крути. И, конечно же, я начал крутить со всем рвением новообращенного. Но.

Вот, например, устройство антиролла, приспособы против переворачивания на бок во время ползания. Штуковина состоит из плотно облегающей жилетки и крестовины, приделанной к спине. Среди инструкций - описание деталей и приемов, а также выкройка жилетки. Выкройка состоит из трех частей - спинки, и двух боковин, застегивающихся спереди на молнию. Но я без всякого эксперимента вижу, что такую одежку на наш сколиоз ну никак не наденешь плотно.

Чтобы надеть ее плотно, учитывая топографию Лилькиной спины,  мне пришлось сделать  выкройку аж из 10 деталей. А это - совсем другая работа, гораздо более для головы, чем для механического следования инструкциям. Иными словами, из Америки мы привезли не машинку, а идею, рисунок машинки. И, как оказалось при попытках использования, такая же картина и с другими элементами программы.

На деле нам остается все та же ручная работа, и никуда от нее.