Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Все у нас хорошо



Несколько лет назад я сделал первую запись в этом блоге, обнаружив себя в очень странном месте посреди моей жизни. Было оно безвидным и пустым, и тьма над бездной. А духа там и не было в помине.

Один мой ребенок уже пошел в школу, другой тем временем оказался тяжелым лежачим пятилетним дцпшкой, становился все хуже, а лечение зашло в тупик. Моя жена потихоньку втайне начала пить. Да и я уже прикладывался вечерком. А что еще остается? Количество дел в один момент возросло настолько, что бизнес, которым я занимался всю жизнь, захирел и расстроился. Люди, на которых я полагался, завели за спиной какие-то серые дела. Магазин, который кормил семью, одним чудесным апрельским утром сгорел дотла. Кредиторы и заимодатели быстро доели оставшиеся деньги, встали, отряхнулись, и разошлись. Унеся с собой мои последние связи с внешним миром.

И вот картина, мелом на асфальте. Сижу я в большущей квартире, за которую уже нечем платить, под окном стоит машина, в которой нет бензина, ребенка не оставить, не выйти, да и некуда. Да и незачем. Самое время взять в руки веревку, мыло, и поставить точку.

Куда спешить.. Я попробовал взять в руки бумагу, ручку, и поставил запятую. Ради баловства. И попытался писать эту историю дальше, после запятой, растягивая ее, как резинку от трусов. Интересно, сколько можно продолжать предложение?

Самое длинное предложение русского языка, которое мне попалось, состоит из девяти с лишним тысяч слов, и занимает больше десяти страниц. ( http://samara.news-city.info/docs/sistemsa/dok_ieyzzb.htm ) Это настоящий шедевр, с глубокой философской сердцевиной. Почитайте на досуге.

Я же попробовал написать еще более длинное предложение. Правда, точки я в нем все-таки использую. Но это не суть важно. Важно то, что веревка за это время изветшала, а мыло засохло.





[ДЕЛА НАСУЩНЫЕ]10 ноября мы с Лилькой вернулись из США. Поездка прошла хорошо, дочка чувствует себя превосходно. Я об этом уже писал, и напишу еще.

Больше двух лет мы занимались программой реабилитации ребенка по методикам Институтов Гленна Домана, что в Филадельфии.
В марте 2014, по итогам долгой предварительной работы, мы были приняты на Аспирантскую программу, посетили с Лилькой центральную усадьбу Институтов в США, получили программу из рук сотрудников, и занимались ей следующие полгода. Теперь, в ноябре, состоялся второй визит. Наши успехи и неудачи были оценены, нам сделали новые назначения, теперь мы перешли на Интенсивную программу Институтов.

Сейчас - сентябрь 2015. Мы прервали Интенсивную программу, и, по договоренности с Институтами, отложили ее на неопределенный срок. После нескольких лет институтской программы вопрос о наших текущих планах на реабилитацию, о наших нуждах, является для меня сложным и мучительным. Вот почему. Те цели, которые ставила нам программа, были достаточно ясными, и мы попросту следовали по этому пути. Это была трудная рутинная работа, мы собирали благотворительные деньги на поездки в Институты, привлекали волонтеров для занятий, двигались от ступени к ступени. Тогда было несложно говорить о наших планах и нуждах в деньгах, этому помогал высокий международный авторитет Институтов и чувство локтя в сообществе людей, которые занимались тем же, чем и мы. Материальные, моральные и физические ресурсы были расписаны протоколами и прозрачны, их можно было предъявить.

Однако, конечные цели, к которым вела программа, все так же оставалась миражом, хотя и имелся большой прогресс на промежуточных этапах. Вот слова американского куратора нашей программы: «Таких детей, как Лиля, мы видели не много». Наш случай слишком сложный. В очередной раз возникла ситуация, когда сторонняя помощь решает наши проблемы только частично, и невозможно понять, весь ли потенциал мы исчерпали. Для того, чтобы оказать дочери максимум помощи, мне пришлось начать заниматься теорией и практикой реабилитации самостоятельно.

Как и раньше, мы поддерживаем отношения с Институтами Домана, и продолжаем использовать их концепцию реабилитации как основу. Но то, чем мы реально занимаемся теперь, является домашней реабилитацией, построенной уже на собственном опыте и знаниях. Без всякой скромности я могу назвать ее авторской методикой, которая позволила нам продвинутся в части физиологического здоровья гораздо дальше, чем программа Институтов.

В настоящее время самочувствие Лилии просто замечательное. Мы вернулись на несколько шагов обратно, и активно развиваем ее сенсорную чувствительность, чего нам очень не хватало раньше. Время от времени мне нужны новые приспособления, а также есть нужда в привлечении узких специалистов и тренеров. Всю работу мы делаем на наш небольшой доход: зарплату жены и пособия.

Мы будем очень благодарны за любую благотворительную помощь. Будьте счастливы)



</lj-embed>


[ПОСЛЕДНИЕ ФОТО]филадельфия
в каб марлен
в подушках
газон мяч
деревня
дыхательная машина
ислочь
лилька
медулла
около столовой
румико
с игрушкой
спим


[НАШЕ ВЧЕРА]Однажды, когда Лильке исполнилось пять лет, я сел, и задумался над всем тем, что со мной произошло. Тогда это выглядело так:

[НАШЕ СЕГОДНЯ]http://youtu.be/e1IZO4fZqsw?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/7lc6IuYKyRI?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0JIT2N7Bndc?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0H3jJ4kXseg?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/bAMQXcdy2QU?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuw

[НАШИ РЕКВИЗИТЫ]Контакты и реквизиты
тел: +375296688888 Дмитрий

Email: dimamail3@yandex.ru
1. Благотворительный счет: BY25ALFA31352121750050270000 в ЗАО Альфа-Банк, BIC ALFABY2X получатель учреждение "Команда "Крылья Ангелов"

2. Для почтовых переводов:
Получатель: Тимашков Дмитрий Михайлович
Паспорт МР2848979 выдан Московским РУВД Минска 08.02.2011
Назначение платежа: Благотворительная помощь на лечение дочери -Лилии Тимашковой
ул. Игуменский тракт, д.16, кв.38, Минск, Беларусь

3. C карты на карту Беларусбанка № 4255 2003 0216 9628 , срок 03\20
4. Карта Альфа-Банка: 5392 1413 7840 7354 до 04/20
5. Простой и быстрый способ - пополнить баланс нашего номера МТС +375 33 6878918

6. Электронные кошельки:
ЯндексДеньги: 410011606152580, easypay 28255497
WebMoney: Z220125986290, R376119179280, E369374351800, B352023775051

7. пейпал liliya@aqua-total.de














[клуб СОДЕЯ]https://www.facebook.com/groups/Sodeya/



[КОМАНДА КРЫЛЬЯ АНГЕЛОВ]http://ulej.by/project?id=18183

День 14.02

14 ноль ноль. Скоро. 14 десять. Сейчас долбанет. 14..
- Папа привет! – вместе с ударной волной двери о косяк.
- Привет.
- Как дела?
- Ничего особенного. Рутина. А у тебя?
- Дичь.
- В смысле?
- Полная. День святого Валентина.



- А это кто?
- Не знаю.
- А узнать слабо?
- Невозможно.
- Никто не знает?
- Никому дела нет. Все заняты. Все празднуют. Всей школой.
- Это как?
- Если ты помнишь, то сегодня утром я ушел немного раньше. Но они уже ждали.
- Кто?
- Эти люди с сердечками. На крылечке.
- С жопками?
- С жопками. Красного цвета. И старались всем всучить. По жопке.
- Дети?
- Фик. Взрослые.
- Кто такие?
- Не знаю. Похоже, родители.
- Что за жопки?
- Всякая фигня. Картинки. Бейджики. Наклейки. Какие-то правила. Типо надо что-то там делать и зарабатывать какие-то обнимашки или еще какую-то чушь.
- При чем тут какой-то святой?
- Да, причем тут какой-то святой?
- А директор что?.. И завуч?
- И эти тоже.
- Заодно?
- За всех сразу. Стараются.
- Видимо, получили команду. Что они хотели?
- Никто не понял. На перемене вламывается толпа девочек, какая-то мелюзга, класс пятый, а то и четвертый. Все рожи разукрашены жопками. Хотели обнимашек. Ладно бы одиннадцатый.
- А вы какой?
- Мы восьмой.
- И они хотели от вас обнимашек?
- Послушай, ты что - не знаешь, в каком я классе?
- На всякий случай. И что девочки? Много?
- Да мы их чуть вытурили. Штук десять. Одиннадцатиклассники ладно, им пора уже, но эти.
- Что пора?
- Да ладно. Кароче, бред.
- Что пора?
- Ну это же день типа влюбленных. Но вся школа в сердечках, включая первоклассников.
- В жопках.
- В жопках. В красных. На белорусском вышел я в туалет.
- Зачем?
- За этим. Иду обратно – навстречу девочка из параллельного класса. Руки растопырила – бежит навстречу меня обнять. Еле увильнул. Маньячка. Нормально?
- Ну, можешь еще подождать год-другой.
- Вот и я об этом. Дичь
- Но было весело?
- Было тупо. Что на обед – мне на музыку через пять минут?.. Аа-а!. Нет, уже прямо сейчас!

Как мы живем, но как нам хотелось бы жить

Или две радости: радость по-американски, радость-по русски.

Недавнее, из письма моего американского друга:

"2017 год оказался для нас годом приключений и свершений. Он начался с путешествия в Италию. По прибытии в аэропорт в Детройте, подойдя со всеми чемоданами к стойке регистрации, и представив паспорта, нам мило сообщили, что они просрочены и лететь мы не можем.

Женщины на регистрации оказались, как теперь говорят, просто супер. Они поменяли для нас рейс на следующий день и сказали, что если мы успеем доехать за час до главного паспортного офиса в Детройте, то, может быть, нам удастся получить паспорта, «не отходя от кассы». Вся операция с тремя чемоданами и сумкой в руках требовала от нас оперативности, и мы надеялись только на удачу и простое везение.

Бог смилостивился, и за час до закрытия офиса два старых дурака, которые не удосужились проверить даты на паспортах, уже стояли перед пропускным пунктом в паспортный отдел. Народ там, включая охранников, полицейских, клерков, оказался просто на высоте. Фотографии, заполнение анкет и прочие формальности заняли у нас минут 30 и, когда мы подошли к окошку, не надеясь ни на что, нам сказали, что через 30 минут наши паспорта граждан США будут готовы! Аллилуйа! «Уставшие, но довольные» мы вернулись домой, переночевали и улетели на следующий день."

Недавнее, из моей собственной памяти:

"Стойка пограничного контроля в аэропорту Минск-1. Пограничница:
- Откуда вы прилетели?
- Из США.
- Вы знаете, что у вас сейчас будут проблемы?
-??
- У вас в паспорте стерта печать.
- Не может быть. В любом случае - это мой паспорт, а печать я не стирал.
- И тем не менее - вот, посмотрите.(тычет паспорт мне в нос)
- Да, в самом деле какая-то бледная. И что мы можем сделать?
- Вы должны поменять паспорт.
- Да я даже еще на территорию родины не вошел. Может, пропустите наконец?
- Вы должны мне пообещать, что поменяете паспорт.
- Послушайте, я приеду домой, посплю (сейчас 11 часов, и я даже не соображаю, день это или ночь, мы 25 часов в пути), а потом подумаю, что с этим делать.
- Что значит - подумаете? Хотите переночевать в аэропорту? Я сейчас вызову специального человека, и он вами займется.
- Послушайте, девушка, я 25 часов на ногах, со мной ребенок-инвалид. Не надо вызывать никаких людей. Я не виноват, что печать стерлась, я ее не стирал. Пропустите меня, и дальше я все улажу.
- Что значит уладите? Вы должны дать мне слово, что сразу по приезду домой пойдете менять паспорт.
- Клянусь отцом, сыном и святым духом, черт возьми!
- Вы поменяете паспорт?(сверлит глазами сквозь кожу и кости, пытаясь понять, насколько искренняя клятва)
- Поменяю!
(шлепает своим штемпелем, следующий!)

18 часов до молотка

Осталось всего ничего до окончания сбора на наш [проект]http://ulej.by/project?id=176906&tab=aboutпоездки в Штаты – что-то около 500$, и какие-то часы до молотка. Если соберем, то едем. Если нет – то деньги, по правилам площадки, вернутся спонсорам. Сильно ли я переживаю?

Я бы сказал, что со средней силой. В жизни моей было много безумных идей. Во всяком случае, поначалу - так они и выглядели. Как история со ржавчиной, например. И поездка в Штаты, с судорожным неходячим неговорячим ребенком, для участия в легкоатлетическом пробеге – из той же серии. Мне проще было пробежать 42 км [сегодняшнего марафона]https://www.facebook.com/100001023718039/videos/1542677669109675/?autoplay_reason=gatekeeper&video_container_type=4&video_creator_product_type=0&app_id=173847642670370&live_video_guests=0 благодарности, чем думать о том, сколько хлопот меня ждет в этой поездке.





Если ничего не выгорит, то я вздохну даже в некоторой степени с облегчением, и уеду хоть на пару недель на дачу. Вырублю телефон. Забуду в городе зарядку от планшета. Буду косить газон, поливать игольчатые пупсики растущих огурцов и собирать в лесу чернику, раздавливая с размаху на шее комаров. Я уже почти забыл, что значат все эти слова.

История со ржавчиной?.. Это было, когда меня отправили в трудовой лагерь, между пятым и шестым классом, вместе с остальными, кому не удалось откосить. Нас поселили посреди голого поля в каких-то дощатых бараках, где от влаги покатыми волнами сползали со стен желтые обои в мелкий цветочек. Территорию ограждал унылый сетчатый забор с провисшими воротами посередке. В эти ворота утром въезжали несколько автобусов – ГАЗонов, которые отвозили понурых пленников в поле – полоть брюкву, морковь и свеклу. Это называлось трудовым воспитанием. Детский рабочий день – короткий, и после обеда мы были уже свободны. Если можно назвать свободой сидение в бараке за забором. Из всех развлечений – попытки высушить одежду, подвесив ее на холодные трубы отопления, которые, видимо, когда-то работали.

Выйдя на тоскливый двор, там и сям поросший травой по колено, я сел верхом на железную трубу, и начал долбать по ней куском кирпича. Труба была ржавая, и с нее посыпалось. И вот, я говорю ватаге своих товарищей: «Пацаны, я знаю, как из ржавчины сделать взрывчатку». Из всех, я, видимо, был единственный, кто к этому времени прочел всего Верна, Лондона, Дойля, Твена и прочих. Избегая мелочей – уже к вечеру я дежурил с литровой банкой, в которую тонкими струйками стекала раздобытая ржавчина. Через пару дней банками было заставлено все темное пространство под моей кроватью.

Хуже всего приходилось девочкам – ведь ржавчина так впивается в ладошки, что ни каким мылом не отмоешь. Но смысл жизни есть смысл жизни, ничего не попишешь. Я уж не знаю, у кого какие были фантазии насчет что взорвать – ведь кроме дощатых бараков и сетчатого забора реально ничего не было. Но все сто человек детских доверчивых душ исправно добывали сырье, свято веря.. Во что?.. А это важно?.. Это были попросту сто шил в засидевшихся задницах.

Образовались группы, кто-то собирал черную крупную ржавчину, которая пластами сходила с жестянок, кто-то мелкую , которую надо было скрести ложкой с мертво вросшего в землю бульдозера . Стыренной в столовой. Были споры о том, какая из ржавчин лучше рванет. Была торговля и мена ржавчиной. Были два лагеря, каждый со своей защитой. Банки под моей кроватью тоже были отделены границей, черное рыхлое/рыжая пыль. Рыжая пыль ценилась, понятное дело, дороже.

Тракторист, который накануне отвинтил какую-то железяку от своего помершего трактора, утром не мог ее найти. Оказалось – он просто ее не видит, она блестела, как у кота яйца. Директор всего этого хозяйства пытался докопаться, кто и зачем вырыл яму вокруг трубы, уходящей из стены барака в землю. В жестяной вентиляции столовой образовалась дыра величиной с доброго поросенка. А ведь могла бы еще столько послужить, под семью слоями краски, ай яй яй. Вожатые по вечерам ходили по двору с фонариками, ориентируясь на стук и скрежет железа по железу, вылавливая рудокопов и пытаясь их расколоть, что тут к чему. Но не тут-то было. Все молчали, гордо и нагло, как и учила с детства партия и правительство.

Ну ладно, со ржавчиной. Что с Америкой-то? Что это может дать, принести, почему это важно?

Это может помочь многим людям перестать сидеть в дощатом бараке за сетчатым забором.



А может и нет.

Я не знаю.

Ни один человек не знает точно, что правильно, а что нет.

Важно - не уверенность, а старание. Я - стараюсь. Потому что по себе знаю, что сидеть там – выше всяких сил. Как и в любом деле, я просто прикладываю все усилия. Весь опыт. Всю сноровку и сообразительность. Всю любознательность. А дальше..

Будучи благочестивым евреем, ну, насколько у меня это получается, я попросту заканчиваю каждый свой день словами самой бесхитростной молитвы, из всех, что знаю: «Благодарю тебя, господи, за все твои милости, которые ты послал мне сегодня. Надеюсь на твою милость и в завтрашнем дне. А все, что тебе не угодно, пусть будет развеяно прахом».

В общем, сегодня я уже спать

С коляской по Манхеттену 2

Пока мы неслись по воде, размазывая соленые брызги по стеклянным окнам парома, Лилька мирно спала в коляске, укутанная пледом. А когда выгрузились на ветреный причал 35 улицы, то проснулась. Вот тут наша прогулка по Манхеттену в коляске и началась. Мы выкатились на твердь земную, пересекли прибрежную площадку, дождались зеленого света, перешли дорогу под нависающей над ней эстакадой, и углубились в тело города.

На самом деле, в Нью Йорке нет зеленого пешеходного сигнала. Он горит белым, и тогда нужно идти. Потом начинает мигать красным, но идти все еще можно. Однако потом загорается постоянный красный, и это ты сам уже виноват, если не успел добраться на мигающий.

Названия "стрит" и "авеню" точно так же дурачат приезжее русское ухо, как паром и пристань на Рокуэй парк. Авеню вдвое шире стрит, но и то, и другое - оказываются неожиданно узкими улицами с односторонним движением, стиснутыми высоченными домами и бетонными тротуарами, двигаясь по которым двое встречных прохожих запросто смогут сказать друг другу "хелло", не повышая голоса. Авеню ориентированы с севера на юг, вдоль вытянувшегося в этом же направлении полуострова, а стрит - поперек. На авеню выходят витрины магазинов, порталы банков и общественных зданий, а на стрит - преимущественно ступеньки парадных, ведущих в жилища. Быстрым шагом вдоль стрит весь Манхеттен пройдешь поперек и насквозь за полчаса.

Мы углубляемся в тело города, и вот она - первая авеню. Так и называемая - Первая. Через два квартала - Вторая. Еще через пару минут - Третья. Потом, неожиданно, Лексингтон авеню. Дальше - тоже не четвертая, а Парк авеню. А после нее - Мэдисон. И только потом - Пятая. Та самая, на которой знаменитый стеклянный куб iStore. Но мы не идем так глубоко в полуостров, а останавливаемся на Мэдисон, и ждем знакомства с городским общественным транспортом. Дальше нам не поперек пешком, а вдоль на автобусе, на север.

улица в Нью Йорке

Оказавшись в конце концов на 97 улице, где водитель автобуса выгрузил нас на бетон тротуара, мы открываем сюрприз редкой американской достопримечательности. В плотном ряду зданий квартала, сросшихся плечами, вдруг обнаружилась [читать дальше]церковка, судя по православной символике. Поскольку мы двигались по противоположной стороне улицы, то увидали медные купола, плывущие в облаках над крышами. Собственно, не заметив куполов, мы так и прошли бы мимо. Белое крыльцо, красные стены, фасад себе и фасад, если не поднять головы. Мы заглянули полюбопытствовать, и оказалось, что это [храм Николая Чудотворца]

Собор Ни Чудо

собор Ник Чу
, главный собор Патриарших приходов русской православной церкви в США. А редкой достопримечательностью я назвал его потому, что православие, как оказалось, в этой стране имеет совсем микроскопические размеры. Что-то тридцать с небольшим священников на всю громадную территорию страны. Наверное, у нас в Минске и то больше.

Прогуливаясь по Манхеттену, мы будем встречать [еще много христианских соборов]

IMG_0302
IMG_0189
IMG_0190
IMG_0191
. Их число, разнообразие архитектурных стилей и конфессиональных направленностей меня удивили. Это было второе сильное удивление, после того, когда я впервые вблизи увидел самих американцев: белых, черных, коричневых, желтых, узкоглазых, в белых чалмах с бородами, в черных шляпах с пейсами, и так деле – идущих по улице, сидящих в кафе или на лавке в парке. Приехавших однажды в эту страну с разных сторон, вместе со своими традициями, религиями, и образовавших один народ. Вот и с культовыми сооружениями так же. Они удивительно гармонично соседствуют как со стеклянно-бетонной суетой сует вокруг, так и одно с другим. Возле некоторых из них нельзя было не остановиться и не поглазеть. А в некоторые мы заходили еще и посидеть, послушать тишину, такую завораживающую посреди звонкой улицы. Я сидел и слушал о том, насколько упрощен и скуден мир, из которого приехал я.

Как мне показалось, большинство американцев религиозны. Однако, это совсем другая религиозность, чем та, которую я привык видеть дома. Она не кричит, говорит вполголоса, и только между своими. Она почтительна к религиозности соседа. Раскрепощена и ненавязчива одновременно. Самое яркое религиозное публичное проповедничество, которое я встретил – это хасидские евреи, несущие гордо по улицам свои возлелеенные пейсы и бескрайние шляпы. Но поскольку известно, что евреи миссионерством не занимаются по определению, то, понятное дело, это был мой личный обман зрения. И уж тем более сложно представить, чтобы на ньюйоркской улице меня остановила бы парочка господ, и с ходу залепила вопросом, вроде « а знаете ли вы, что господь нас любит?» Ты за красных, или за белых? – сидит в нас уже чуть ли не в генах. Дефицит оттенков в палитре жизни.

Когда с таким вопросом подваливают ко мне дома, у меня всегда чешется язык ответить что-нибудь в духе « нуу..я знаю множество причин, по которым можно нас презирать, ненавидеть, желать нашей смерти, предать нас забвению. Но вот причины, по которой можно скопом нас любить, я не знаю ни одной». Однако, проповедники только рады завязке беседы. Начинают доставать свои брошюрки. Блеснуть эрудицией, придерживая жертву за рукав – это наш конек. Русскому человеку не свойственна мысль, что кто-то непременно бывает умнее его. По себе знаю.

Я обычно стараюсь не спорить с проповедниками. Но, будучи человеком на язык злым, на вопрос, знаю ли я имя господа, вполне могу ответить «Ну..Да..Знаю.. Бааль Зебул. Или вы которого господа имели в виду?». Ну и еще вопрос о вечной жизни всегда радует меня богатым материалом для ответа. Верю ли я в жизнь вечную?.. Ну, как вам сказать. Не очень. Но вот совершенно искренне я верю в вечную смерть. И эта искренняя вера лучше других толкает меня по жизни, единственной и неповторимой, поднимает по утрам лучше всякого будильника и торопит успеть все то, что только можно успеть до наступления вечной смерти.

Хозяева дома, в котором мы будем жить в Филадельфии, тоже религиозные люди. Когда мы впервые войдем, мне бросится в глаза большой инкрустированный крест, лежащий на столе прямо у двери. Я знаю, что предоставлением бесплатного жилья они занимаются в связи со своей религиозной общинной жизнью. Но что это за община, что это за концессия – я понятия не имею. За неделю совместного проживания в одном доме никому и в голову не пришло поинтересоваться религиозными предпочтениями друг друга.

Фамилия директора организации, через которую мы нашли этих людей, совершенно еврейская. И я знаю, что в рамках этой же программы еврейские семьи также предоставляют жилье. В данном случае не важно, крест ты носишь, или пейсы. Мне нравится, когда религиозность проявляется в добрых делах. Они имеют одинаковую ценность для всех людей. А что до культовой стороны вероисповеданий, то уж это одно на всех не выйдет. Да и так ли надо?

Совсем недалеко отсюда, в южной части Бруклина, которую мы обогнули утром на пароме, в Кони Айленд, жил один из моих любимых писателей, Курт Воннегут. И вот однажды, когда спросили о его религиозности, он ответил, что он не очень-то религиозный человек. Что он живет в Кони Айленд, а этот район представляет собой огромный парк развлечений, раскинувшийся на берегу Атлантического океана. Тысячи людей приезжают сюда, чтобы поиграть. Каждый в свои игрушки. Каждый находит тут себе что-то по душе. И никто не мешает другому играть в его игрушки. И вот, если бы он был религиозным человеком, то хотел бы, чтобы и с религиями все обстояло так же, как в этом парке Кони Айленд.

Поднявшись по ступенькам, и толкнув тяжелую дверь, мы очутились в преддверии храма. Время было неслужебное, двое мужчин чистят ковер пылесосом. Приятно заговорить сходу по-русски, и обыденно по-русски же получить ответ. Океаны, континенты, границы моментально съеживаются и отлетают куда-то, словно их и нет. Тут русский дух. Хотя и русская учтивость тоже. Кто мы такие, откуда и что нам надо - никого особо не волнует. Хотите зайти?.. Ну, зайдите, если хотите. Мы зашли, оглядели богатое убранство, посидели в уголке на лавочке. Но потом Лилька подняла крик – обычная реакция на ладан и свечной дух – и пошли обратно, на яркое солнце и бодрящий октябрьский ветерок.




Суббота

Девушка кидает куда-то вбок за перегородку: Урра, я дракончика научилась делать!
Заостренной деревянной палочкой подрисовывает ему глазки, огненное дыхание, развевающуюся гриву.


- Сахар?.. Корица?..


По правде говоря, я до сих пор думал, что картинки на капучинной пенке делают какими-то трафаретами. Ан нет. Оказалось, что существует искусство влить молочную пенку в стаканчик. Струйкой по стеночке. Ничего себе. В обычном случае получится какое-нибудь облачко. А в лучшем произойдет то, что мы часто видим на небе, когда облачко принимает знакомую форму какого-нибудь существа. Слоники поплывут по небу, лошадки, дракончики.

Ах,вот чем забавляется господь бог, оставив дела свои в день седьмой.


- Двадцать тысяч.

И ставит стаканчик на стойку.


- И как теперь быть с дракончиком ?.. Жаалко.

- А чего жалеть?.. Я нового сделаю. Научилась же. Мне даже интересно. Я весь день их тут леплю, то лошадка выйдет, то слоник.

-Ну да, искусство - это процесс, а не результат.

- Ну да, так и есть.


Посыпаю дракончика корицей, продавливаю в нем брешь кубиком сахара, палочка-мешалочка превращает дракончика снова в облачко.


Отдохнув от дел своих, господь бог заново принимается за работу. Начинает замешивать новых человечков. Вон их уже сколько копошится, внизу, под облаками. Делает им глазки, ротики, и так далее. Закончит одного, принимается за другого. И так далее.

Дракончиков, агнцев, лошадок, осликов, и всех остальных.

Как мало надо. Лирика

Как мало надо.. В моросящий
Осенний день, пустой, унылый -
Улыбки..Пусть - не настоящей,
Пускай немножечко фальшивой.
Немного ласкового взгляда,
Тепла руки неторопливой..
Ах бог ты мой, как мало надо,
Что б быть хоть капельку счастливым

вопрос

Уснула все-таки сама..

Это бывает так редко,  без укачивания, бесконечных  песен, которые переходят незаметно в протяжный вой, утягивают в сон меня самого, а Лилька требовательным вскриком безжалостно вырвет с корнем обратно  .. Оттого хочется задержаться, побыть в этой минуте, в которой вдруг все покажется неподдельным, взаправдашним.. В настоящей постельке уснул настоящий ребенок..

Наконец наступила зима, и бороться с первыми дневными зевками мы выбираемся  на мороз, в парк. Дома не было бы сладу со сном. А тут шум, визг,  ватага мальчишек уже накатала лужеными своими задницами блестящую одноколейку на щедро укутанной  снегом[горе]
горе.

Семка влился в компанию моментально, и уже не различить, кто там где. Только через полчаса заметно станет выделяться фигура, выделывающая самые безмозглые выкрутасы. Скатывающаяся кубарем сверху вниз без всяких санок, с залепленной снежными плямами головой без всякой шапки, восторженно вопящая на всю округу, наивно не подозревающая о занесенной уже над ней руке расправы.

А с послеобеденными зевками мы отправились бороться на каток. Сгребли веником снежный сугроб с крыши, и поехали в центр, еле вырулив задом из запруженного машинами двора.

Впервые я отправил ребенка в эту свистопляску одного. Девять лет, давай-ка, пора. В грохот музыки из динамиков, в свет прожекторов, в круговорот тел, одиночных и парами, больших и маленьких, малоподвижных, и проносящихся мимо в вихрях  ледяной картечи. И надо же, через сорок пять минут получил обратно живого, раскрасневшегося, с распахнутой курткой и паром из-под свитера, счастливого донельзя.

А мы с Лилькой бродили вокруг оградки,  с трудом переберая  колесами через препятствия, то удаляясь в темноту пустынной  площади, пронизываемой ледяным ветром, то обратно на свет и голоса. Замерзли ужас.
После ужина мы добавили активности нашим ежедневным плаванием, переворотами  и нырянием. И воот..  Уснула все-таки сама..

Я прикрываю дверь, ухожу на кухню. Тишина в доме.. Только ветер воет за окном.
Втыкаю комп, открываю почту за день.. На Лилькин адрес пришло трогательное письмо, не знаю от кого,  незнакомый e-mail.  Вот что там написано.

Я тебя увидел в интернете,
Просто вдруг случайно увидал.
Мы с тобой ведь сверстники почти-что,
Жаль,что раньше я тебя не знал.
Я могу играть,читать,учиться,
Я хожу в кино и на каток.
Жаль,что ты не можешь даже бегать,
Но я верю-ты поправишься,дружок!
Только потерпи еще немножко,
И болезнь ты сможешь победить.
Ты верь знаешь,это очень классно-
Просто быть здоровой,просто жить!
Верю-Боженька тебе поможет,
Он ведь помогает всем всегда!
Ну и что,что я тебя не знаю-
За тебя молиться буду я!

Лиличка,я поздравляю тебя с праздником Крещения!



Надо же, как в точку..
Погуглил, чтобы установить авторство, но безрезультатно.. Видимо, стихи народные..


Нет, я не слишком сентиментальный человек. Я понимаю умом, что это трогательно, но тем же мужским прагматичным умом вижу реальность сквозь пласт времени.

Нам никогда не стать в общий строй.. Нам никогда не догнать поезд, который ушел не пять минут назад, а пять лет..
Все, что мы сможем в лучшем случае, это двигаться кое-как. Хотя бы как-нибудь. Хотя бы как-нибудь мы сможем говорить. Мы потратим просто титанические усилия, чтобы хотя бы как-нибудь справляться с самообслуживанием. Наша победа над болезнью будет выглядеть очень странным образом.

Мы не будем платить налоги.. Не сможем вернуть рукою щедрой все, что получили от наших благодетелей.. Не станем образцом для подражания.. Не создадим общественно-полезный  продукт.. Не впишемся в общую картину целей, задач,  ориентиров, пристрастий, ценностей.

Наша сфера жизни четко отделена от общей: границами безбарьерной зоны..  Санки, коньки, картинг, горы, серфинг, дайвинг, шопинг, яхты, виллы и концерты рок-звезд – это не про нас.

Зачем мы?.. Куда мы идем?.. Ради чего?..

И ведь мы не идем даже.. Мы прорубаемся с помощью мачете в джунглях, продвигаемся по миллиметру, запутанные в лианах, не видя ни перспективы, ни даже солнца над головой..

Как и все живое, мы просто хотим жить, безрезультатно, бесперспективно, отчаянно..