Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Все у нас хорошо



Несколько лет назад я сделал первую запись в этом блоге, обнаружив себя в очень странном месте посреди моей жизни. Было оно безвидным и пустым, и тьма над бездной. А духа там и не было в помине.

Один мой ребенок уже пошел в школу, другой тем временем оказался тяжелым лежачим пятилетним дцпшкой, становился все хуже, а лечение зашло в тупик. Моя жена потихоньку втайне начала пить. Да и я уже прикладывался вечерком. А что еще остается? Количество дел в один момент возросло настолько, что бизнес, которым я занимался всю жизнь, захирел и расстроился. Люди, на которых я полагался, завели за спиной какие-то серые дела. Магазин, который кормил семью, одним чудесным апрельским утром сгорел дотла. Кредиторы и заимодатели быстро доели оставшиеся деньги, встали, отряхнулись, и разошлись. Унеся с собой мои последние связи с внешним миром.

И вот картина, мелом на асфальте. Сижу я в большущей квартире, за которую уже нечем платить, под окном стоит машина, в которой нет бензина, ребенка не оставить, не выйти, да и некуда. Да и незачем. Самое время взять в руки веревку, мыло, и поставить точку.

Куда спешить.. Я попробовал взять в руки бумагу, ручку, и поставил запятую. Ради баловства. И попытался писать эту историю дальше, после запятой, растягивая ее, как резинку от трусов. Интересно, сколько можно продолжать предложение?

Самое длинное предложение русского языка, которое мне попалось, состоит из девяти с лишним тысяч слов, и занимает больше десяти страниц. ( http://samara.news-city.info/docs/sistemsa/dok_ieyzzb.htm ) Это настоящий шедевр, с глубокой философской сердцевиной. Почитайте на досуге.

Я же попробовал написать еще более длинное предложение. Правда, точки я в нем все-таки использую. Но это не суть важно. Важно то, что веревка за это время изветшала, а мыло засохло.





[ДЕЛА НАСУЩНЫЕ]10 ноября мы с Лилькой вернулись из США. Поездка прошла хорошо, дочка чувствует себя превосходно. Я об этом уже писал, и напишу еще.

Больше двух лет мы занимались программой реабилитации ребенка по методикам Институтов Гленна Домана, что в Филадельфии.
В марте 2014, по итогам долгой предварительной работы, мы были приняты на Аспирантскую программу, посетили с Лилькой центральную усадьбу Институтов в США, получили программу из рук сотрудников, и занимались ей следующие полгода. Теперь, в ноябре, состоялся второй визит. Наши успехи и неудачи были оценены, нам сделали новые назначения, теперь мы перешли на Интенсивную программу Институтов.

Сейчас - сентябрь 2015. Мы прервали Интенсивную программу, и, по договоренности с Институтами, отложили ее на неопределенный срок. После нескольких лет институтской программы вопрос о наших текущих планах на реабилитацию, о наших нуждах, является для меня сложным и мучительным. Вот почему. Те цели, которые ставила нам программа, были достаточно ясными, и мы попросту следовали по этому пути. Это была трудная рутинная работа, мы собирали благотворительные деньги на поездки в Институты, привлекали волонтеров для занятий, двигались от ступени к ступени. Тогда было несложно говорить о наших планах и нуждах в деньгах, этому помогал высокий международный авторитет Институтов и чувство локтя в сообществе людей, которые занимались тем же, чем и мы. Материальные, моральные и физические ресурсы были расписаны протоколами и прозрачны, их можно было предъявить.

Однако, конечные цели, к которым вела программа, все так же оставалась миражом, хотя и имелся большой прогресс на промежуточных этапах. Вот слова американского куратора нашей программы: «Таких детей, как Лиля, мы видели не много». Наш случай слишком сложный. В очередной раз возникла ситуация, когда сторонняя помощь решает наши проблемы только частично, и невозможно понять, весь ли потенциал мы исчерпали. Для того, чтобы оказать дочери максимум помощи, мне пришлось начать заниматься теорией и практикой реабилитации самостоятельно.

Как и раньше, мы поддерживаем отношения с Институтами Домана, и продолжаем использовать их концепцию реабилитации как основу. Но то, чем мы реально занимаемся теперь, является домашней реабилитацией, построенной уже на собственном опыте и знаниях. Без всякой скромности я могу назвать ее авторской методикой, которая позволила нам продвинутся в части физиологического здоровья гораздо дальше, чем программа Институтов.

В настоящее время самочувствие Лилии просто замечательное. Мы вернулись на несколько шагов обратно, и активно развиваем ее сенсорную чувствительность, чего нам очень не хватало раньше. Время от времени мне нужны новые приспособления, а также есть нужда в привлечении узких специалистов и тренеров. Всю работу мы делаем на наш небольшой доход: зарплату жены и пособия.

Мы будем очень благодарны за любую благотворительную помощь. Будьте счастливы)



</lj-embed>


[ПОСЛЕДНИЕ ФОТО]филадельфия
в каб марлен
в подушках
газон мяч
деревня
дыхательная машина
ислочь
лилька
медулла
около столовой
румико
с игрушкой
спим


[НАШЕ ВЧЕРА]Однажды, когда Лильке исполнилось пять лет, я сел, и задумался над всем тем, что со мной произошло. Тогда это выглядело так:

[НАШЕ СЕГОДНЯ]http://youtu.be/e1IZO4fZqsw?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/7lc6IuYKyRI?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0JIT2N7Bndc?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0H3jJ4kXseg?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/bAMQXcdy2QU?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuw

[НАШИ РЕКВИЗИТЫ]Контакты и реквизиты
тел: +375296688888 Дмитрий

Email: dimamail3@yandex.ru
1. Благотворительный счет: BY25ALFA31352121750050270000 в ЗАО Альфа-Банк, BIC ALFABY2X получатель учреждение "Команда "Крылья Ангелов"

2. Для почтовых переводов:
Получатель: Тимашков Дмитрий Михайлович
Паспорт МР2848979 выдан Московским РУВД Минска 08.02.2011
Назначение платежа: Благотворительная помощь на лечение дочери -Лилии Тимашковой
ул. Игуменский тракт, д.16, кв.38, Минск, Беларусь

3. C карты на карту Беларусбанка № 4255 2003 0216 9628 , срок 03\20
4. Карта Альфа-Банка: 5392 1413 7840 7354 до 04/20
5. Простой и быстрый способ - пополнить баланс нашего номера МТС +375 33 6878918

6. Электронные кошельки:
ЯндексДеньги: 410011606152580, easypay 28255497
WebMoney: Z220125986290, R376119179280, E369374351800, B352023775051

7. пейпал liliya@aqua-total.de














[клуб СОДЕЯ]https://www.facebook.com/groups/Sodeya/



[КОМАНДА КРЫЛЬЯ АНГЕЛОВ]http://ulej.by/project?id=18183

Природа без барьеров

Мало толку купить снаряжение - сколько всякого купленного валяется там и сям без дела? Чтобы запустить наш проект «Природа без барьеров», мы с Лилькой предприняли первую попытку переночевать в палатке. Ура, переночевали!



Новые идеи я всегда пробую на себе. Некоторые из них множатся и ширятся, а некоторые так и остаются моим частным делом. Бег с коляской набирает обороты в ближнем и дальнем окружении. А ныряние в воду экстремальных температур так и осталось нашим узким увлечением.

Идея туризма с тяжелым инвалидом тоже рискует не получить широкого развития, на первый взгляд. Подумаешь - переночевал в палатке с инвалидом. С эпилептиком. Всего-то два приступа за ночь. Потому что это реально трудно. Трудности начинаются еще до старта: кто присмотрит за ребенком, пока я разбиваю лагерь?.. чтобы комары его не съели, потому что она не может прихлопнуть комара у себя на лбу. Или даже пока я собираю до кучи нужные вещи?..



План, по которому сноровисто действует обычный турист, мне приходится не то, что перекраивать, а делать с нуля. И вот - прежде чем ставить лагерь, я делаю для Лильки временное укрытие из быстровозводимого вигвама. Это и есть начало лагеря. Одна минута - и ребенок под крышей, на случай дождя, палящего солнца, ветра или летающих грызунов.



Вообще, проблемы по ходу дела вылезают из всех щелей. Не хватает рук, не хватает места. Зато хватает сюрпризов от природы, которая сама по себе и есть самый большой барьер. Маленькой палаткой не обойдешься, потому что ползком на руках 25 кг не втащишь и не вытащишь, разве что поясница тебе больше не нужна. Поэтому наш базовый лагерь - это целых три укрытия: палатка для сна и два вигвама, один для кухни, второй для вещей(коляска и прочая мебель) и все это - большого размера, где можно стать в полный рост. И уже ясно, что потребуются третий вигвам для туалета и большой общий тент над всем этим хозяйством. И москитных сеток побольше. Время, площадь и количество нужных рук вырастают в разы.

И вот - о, счастье?.. опускается ночь.




Кажется, всю эту ночь мне не спалось. Глубоко после отбоя я прислушивался, спит ли Лилька за матерчатой стенкой, а в три часа ночи проснулись и запели птицы. Но в три ночи это не пение, вот что я скажу, это дикий ор. Уши человека так устроены, что когда тихо, то они словно ищут иголку в стогу сена. И вот они нашли.

Лучше бы работала бензопила, она и тише, и не старается перекричать подругу. А когда солнце встало, то птицы улетели, а на смену пришли муравьи. Привет, друзья!

И утро дарит свет.



И, конечно, резонный вопрос: а зачем эти жертвы? Зачем создавать себе трудности на пустом месте? Не лучше ли спрятаться дома, рыбу купить в магазине, а не выловить в реке, чтобы разделать топором на колене и пожарить на углях. А не на плите, и воду взять теплую из-под крана? Будешь выспан, непокусан, и в теплых тапочках.

Ответ простой: если я искренне верю в то, что мой ребенок не овощ, хоть и похож, и что ему интересно все то же, что и всем, и если я хочу, чтобы он тоже в это верил, и если я хочу, чтобы другие тоже в это верили, то, когда я добиваюсь для него такой же полноценной жизни, какой живут другие - именно мои жертвы, а не мои слова, свидетельствуют о моей уверенности в правоте.

Я верю.


История одной гонки, или метод социо-спортивной реабилитации в деталях

Мы участвуем в гонках, которые длятся от часа до четырех. Можно ли за короткий срок получить реабилитационный эффект?

— Нет, ребята. Нельзя. 

Поэтому вот рассказ о том, в чем тут дело.

Сегодня мы бежали ЖУК-трейл в поселке Крево (отдельное спасибо Федерации приключенческих гонок за бесплатный слот и, собственно, за настоящее приключение — мы потеряли маршрут, заблудились в лесу, нас пыталось съесть лесное чудовище, нас засосала трясина, мы выжили с трудом)

Collapse )

Откровения висячего замка 4

Глава В (14+),

в которой я расскажу, наконец, об изготовлении первого висячего замка Авой (или Эдамом), об алфавите и вредной роли деления на отрезки, о первой сексуальной игрушке и первом сексуальном игрище в истории людей, о том, почему Змей проклят Всевышним больше всякого скота и всякого зверя полевого, почему он навеки остался голодным и должен ползать на брюхе, а также о самой главной мировой загадке, премия за которую в Замке не установлена.

___

В предыдущей главе мы оставили Аву и Эдама под Древом жизни, в тот момент, когда они уже познали друг друга в свете появившегося зрения, и вот: Ава хочет продолжать делать потомство, а Эдам не может.

Дальше рассказ будет неинтересен мужчинам, потому что они это и так знают, но будет интересен женщинам, хоть и не всем. Некоторым женщинам он будет и вовсе вреден, потому что одни женщины произошли от Эдама и Авы, а другие – от Эдама и женщин потомства. Так что следует решить заранее, слушать ли себе во вред. Чтобы не навредить людям случайно, я возьму этот эпизод в скобки. Женщинам-«не Авам» читать не стоит.

***

(Что вызывает мужскую потенцию?

Существует много заблуждений на этот счет. Самые распространенные из них такие:

- это от природы;

- это от гормонов и прочей химии;

- это от мужской распущенности;

- это от женской распущенности;

- это от воздержания;

- это само по- себе;

- это дар победителя;

- это мерзкий вопрос, который вообще нельзя задавать в приличном обществе.

Collapse )

Откровения висячего замка 3

Глава Б (18+),

в которой я расскажу о потомстве Авы, о разрастании Сада, о еще одной денежной премии Замка, немного об управлении миром замками, об основах постижения сущности вещей, и, возможно, об изготовлении Авой (или Эдамом) первого висячего замка

***

А потом Ава родила Кевина, и сказала: «Обрела я человека с богом». Я расскажу подробнее, что это значит, в полной версии книги. И еще родила брата его, Гавела, и был Гавел пастухом овец, а Кевин был земледельцем.

Но это было потом, а сейчас стоит вернуться в начало.

Еще до Кевина с Гавелом Ава родила многочисленное потомство. Это были пастухи и земледельцы, свинопасы и лесорубы, рыболовы и медовары, виноделы и скобяных изделий мастера. И многие-многие другие. 

Рожать потомство Ава начала с того же дня, как исполнилось 40 недель от ее сотворения, ведь сотворил ее Всевышний уже взрослой и привлекательной. Сорок недель до первого потомства она занималась с Эдамом известно чем, и больше ничем. Больше ничем она не занималась и всю оставшуюся жизнь. Сколько той жизни было я точно не помню, но точность тут не имеет большого значения. Что-то около 800-ста лет. После рождения Штета об Аве история уже не упоминает. Эдам после этого жил еще 130 лет и делал потомство с другими женщинами, потому что родство уже проглядывало слабо, даже и вовсе не проглядывало. Делать потомство нежелательно только с самыми близкими родственниками. 

Collapse )

Откровения висячего замка 2

Глава А (14+)

В Главе А я расскажу об обломе Авы и Эдама, и немного о том, куда это повернуло историю, познакомлю читателя с рассказчиком поближе , а заодно и с тем способом, каким он это делает, поскольку рассказчик – висячий замок, а у висячих замков не видно ни рук, ни рта, а только корпус и дужка; если еще останется место, то расскажу о том, как Ава и Эдам сделали первые висячие замки, а если не останется, то хотя бы о том, зачем им это было надо, а об остальном – в главах Б, В, Д и так далее.

Итак, об обломе.

Collapse )

Откровения висячего замка

(Рождественская сказка, 12+)

пролог

Самый первый висячий замок, как у нас считается, был сделан или Эдамом, или Авой. Кто из них был первый -  доподлинно неизвестно, и это один из самых громких споров среди замков. Еще в 6000 году до Рождества Христова замками была установлена Эдамова премия за правильный ответ на этот вопрос, а одну секунду спустя щеколдами была установлена премия Авы. Премию отдадут тому, кто докажет первенство Эдама или Авы в изготовлении висячего замка. Таким образом, счастливчик получит обе премии сразу.

Размер Эдамовой премии в нынешнем эквиваленте, с учетом изменения цен на золото за 8018 лет, примерно один триллион долларов США. Размер премии Авы – понятное дело, вдвое больше. Золото хранится в Главном доме замков, называемом среди замков просто Замок, все по-честному, все наличными, никаких ценных бумаг, и, конечно же, под надежным замком. Хотя это и не самый высокий класс. 

Есть вещи, которые хранят и под более высоким классом, чем «надежность». «Надежность» оставляет надежду, и применение такого замка было одобрено вторым пунктом Собрания общества Эдамовой премии и премии Авы. Они договорились о том, что если грабители, которые однажды придут за золотом, украдут его раньше, чем будет разрешен вопрос о первенстве, то премия будет законно оставлена тому, кто ее унесет, будь то мужчина или женщина. Если унесет женщина, значит победили сторонники Авы. Если мужчина – значит сторонники Эдама. И на этом обещали спор закончить.

Collapse )

Минск - Грин Бей, 1

Аэропорт во Франкфурте огромен. На пересадку с рейса на рейс надо отводить три часа. А если хочешь еще выпить кофе без спешки, то четыре. Тут никто не торопится, включая девушку за барной стойкой.

Кофе стоит 3.40. Совет экономным, как получить две чашки кофе за 1€: берешь из дому большую термокружку. Подходишь к бару, просишь налить кипятка. За это с тебя берут этот самый 1€, и щедро наливают кружку до краев. Возвращаешься к месту стоянки, достаешь из рюкзака два пакетика 3 в 1, два пластиковых стаканчика, и вуаля.



В аэропорту Франкфурта человек с инвалидностью чувствует себя гораздо лучше, чем человек как человек. Лично я вот уже три часа чувствую примерно как в санатории. При этом я - всего-то сопровождающее лицо. Но для сравнения - начать лучше с родины.

Старт был откровенно плохой. На что Игорь сказал: лучше плохой старт, чем плохой финиш. Лильку сначала стошнило дома ночью, потом в машине, потом на регистрации, и, наконец, перед посадкой. На этом запасы, чем тошнить, видимо закончились. Первый тип добропорядочного родителя должен был бы развернуться уже на середине этого пути к самолету. Второй тип вспомнил, что забыли купить страховки. Нашли на первом этаже аэропорта киоск с надписью "Страхование круглосуточно", извиняясь, разбудили спящую владелицу, узнали, что три страховки в Штаты стоят 170$, крякнули, заплатили. Пока перо шуршало по бумаге, напоили ребеночка смектой.

Стойка регистрации Минск-2:
- Хотите ли вы, чтобы мы заказали вам специальный автобус, или сами спуститесь по лестнице?
Вопрос настораживает. Откуда я знаю, хочу я, или лучше от греха. Я ведь раньше не пробовал.
- Надо решать сейчас, потом будет поздно, - вежливо вбивает иглы под ногти девушка в униформе.
Нет-нет, я не пытаюсь высмеивать белорусский сервис. Я попросту говорю о том, что есть еще много чего, чему стоит поучиться у тех, кто более опытен. Собственно, наш полет в Америку именно за этим. Да, мы и сами с усами. Но нам очень интересно, как сделать еще лучше.
- А лестница большая?
- Да три пролета. Дальше в автобус. Возле трапа коляску сложить и сдать.
- А если спецавтобусом, то как с лестницей?
- Тогда приедут специальные люди, опустят сами, в самолет поднимут сами.
- А не могут люди помочь опустить нас по лестнице, а дальше уж мы как-нибудь?
- Или спецавтобус, или сами.
После минутного колебания решили не связываться
- Во Франкфурте вам тоже сопровождение не надо?
- У нас там пять часов на пересадку. Может справимся.
- Ок.
Улыбаться девушка научилась на высший бал.
Завершающая сцена.
Мы выходим из автобуса на летном поле Минского аэропорта. В толпе других подходим к трапу. Девушка в униформе, задорно улыбаясь, останавливает всю процессию, и предлагает нам с Лилькой первыми подняться наверх.
- Мне еще коляску разобрать надо, - говорю
- Ничего-ничего, - улыбается девушка.
Я снимаю одно колесо, другое, третье. Человек пятьдесят молча и обреченно наблюдают за процессом. Развязываю узлы на веревке, которой к борту коляски привязано велоприцепное дышло. Развязал. Спина покрылась потом. Девушка улыбается. Публика ждет. Нервно вытаскиваю из спинки пакет с Лилькиным барахлом. Из пакета вдруг все посыпалось на бетон - салфетки, маечки, памперсы. Ползаю у подножия монументально пустынного трапа, собираю, заталкиваю обратно в пакет. Говорю Ире: "Ты Лильку сама донесешь?.. Бери неси, я разберу до конца, и притащу вещи" Лилька поднимается по гулким ступенькам, под любезными взглядами пятидесяти пар глаз. Девушка улыбается. Я разбираю конструкцию дальше. Тишина. Разобрал, увязал, распрямился. Девушка гостеприимным жестом приглашает наконец подняться. Пятьдесят пар глаз торжественно провожают меня снизу наверх. Отмашка, дружный топот ног за спиной.

Франкфурт, летное поле. На середине попытки выйти из салона в толпе пассажиров нас отлавливает стюардесса и начальственным жестом повелевает сесть обратно в кресла и не рыпаться. Приходит вторая стюардесса - и тоже никакого успеха поговорить с нами на любом из языков, кроме русского. Приходят два чернокожих белозубых парня в служебных жилетках, белых перчатках. С этими проще - на языке жестов объясняют, что дальше они все сделают сами. Салон пустеет. Вот уже и экипаж покинул борт. Приходит человек в форме полицейского, просит паспорта, задает пару вопросов. Поняв, что ответов не добиться, возвращает паспорта. Как оказывается позднее, это был пограничный контроль. Белозубые парни просят к выходу. Один из них идет по трапу на две ступеньки ниже, вполоборота, притормаживая жестами каждый мой шаг, готовый подхватить меня, если я вдруг рухну. Только, кажется, он слишком рискует, лучше б под ноги смотрел.

18 часов до молотка

Осталось всего ничего до окончания сбора на наш [проект]http://ulej.by/project?id=176906&tab=aboutпоездки в Штаты – что-то около 500$, и какие-то часы до молотка. Если соберем, то едем. Если нет – то деньги, по правилам площадки, вернутся спонсорам. Сильно ли я переживаю?

Я бы сказал, что со средней силой. В жизни моей было много безумных идей. Во всяком случае, поначалу - так они и выглядели. Как история со ржавчиной, например. И поездка в Штаты, с судорожным неходячим неговорячим ребенком, для участия в легкоатлетическом пробеге – из той же серии. Мне проще было пробежать 42 км [сегодняшнего марафона]https://www.facebook.com/100001023718039/videos/1542677669109675/?autoplay_reason=gatekeeper&video_container_type=4&video_creator_product_type=0&app_id=173847642670370&live_video_guests=0 благодарности, чем думать о том, сколько хлопот меня ждет в этой поездке.





Если ничего не выгорит, то я вздохну даже в некоторой степени с облегчением, и уеду хоть на пару недель на дачу. Вырублю телефон. Забуду в городе зарядку от планшета. Буду косить газон, поливать игольчатые пупсики растущих огурцов и собирать в лесу чернику, раздавливая с размаху на шее комаров. Я уже почти забыл, что значат все эти слова.

История со ржавчиной?.. Это было, когда меня отправили в трудовой лагерь, между пятым и шестым классом, вместе с остальными, кому не удалось откосить. Нас поселили посреди голого поля в каких-то дощатых бараках, где от влаги покатыми волнами сползали со стен желтые обои в мелкий цветочек. Территорию ограждал унылый сетчатый забор с провисшими воротами посередке. В эти ворота утром въезжали несколько автобусов – ГАЗонов, которые отвозили понурых пленников в поле – полоть брюкву, морковь и свеклу. Это называлось трудовым воспитанием. Детский рабочий день – короткий, и после обеда мы были уже свободны. Если можно назвать свободой сидение в бараке за забором. Из всех развлечений – попытки высушить одежду, подвесив ее на холодные трубы отопления, которые, видимо, когда-то работали.

Выйдя на тоскливый двор, там и сям поросший травой по колено, я сел верхом на железную трубу, и начал долбать по ней куском кирпича. Труба была ржавая, и с нее посыпалось. И вот, я говорю ватаге своих товарищей: «Пацаны, я знаю, как из ржавчины сделать взрывчатку». Из всех, я, видимо, был единственный, кто к этому времени прочел всего Верна, Лондона, Дойля, Твена и прочих. Избегая мелочей – уже к вечеру я дежурил с литровой банкой, в которую тонкими струйками стекала раздобытая ржавчина. Через пару дней банками было заставлено все темное пространство под моей кроватью.

Хуже всего приходилось девочкам – ведь ржавчина так впивается в ладошки, что ни каким мылом не отмоешь. Но смысл жизни есть смысл жизни, ничего не попишешь. Я уж не знаю, у кого какие были фантазии насчет что взорвать – ведь кроме дощатых бараков и сетчатого забора реально ничего не было. Но все сто человек детских доверчивых душ исправно добывали сырье, свято веря.. Во что?.. А это важно?.. Это были попросту сто шил в засидевшихся задницах.

Образовались группы, кто-то собирал черную крупную ржавчину, которая пластами сходила с жестянок, кто-то мелкую , которую надо было скрести ложкой с мертво вросшего в землю бульдозера . Стыренной в столовой. Были споры о том, какая из ржавчин лучше рванет. Была торговля и мена ржавчиной. Были два лагеря, каждый со своей защитой. Банки под моей кроватью тоже были отделены границей, черное рыхлое/рыжая пыль. Рыжая пыль ценилась, понятное дело, дороже.

Тракторист, который накануне отвинтил какую-то железяку от своего помершего трактора, утром не мог ее найти. Оказалось – он просто ее не видит, она блестела, как у кота яйца. Директор всего этого хозяйства пытался докопаться, кто и зачем вырыл яму вокруг трубы, уходящей из стены барака в землю. В жестяной вентиляции столовой образовалась дыра величиной с доброго поросенка. А ведь могла бы еще столько послужить, под семью слоями краски, ай яй яй. Вожатые по вечерам ходили по двору с фонариками, ориентируясь на стук и скрежет железа по железу, вылавливая рудокопов и пытаясь их расколоть, что тут к чему. Но не тут-то было. Все молчали, гордо и нагло, как и учила с детства партия и правительство.

Ну ладно, со ржавчиной. Что с Америкой-то? Что это может дать, принести, почему это важно?

Это может помочь многим людям перестать сидеть в дощатом бараке за сетчатым забором.



А может и нет.

Я не знаю.

Ни один человек не знает точно, что правильно, а что нет.

Важно - не уверенность, а старание. Я - стараюсь. Потому что по себе знаю, что сидеть там – выше всяких сил. Как и в любом деле, я просто прикладываю все усилия. Весь опыт. Всю сноровку и сообразительность. Всю любознательность. А дальше..

Будучи благочестивым евреем, ну, насколько у меня это получается, я попросту заканчиваю каждый свой день словами самой бесхитростной молитвы, из всех, что знаю: «Благодарю тебя, господи, за все твои милости, которые ты послал мне сегодня. Надеюсь на твою милость и в завтрашнем дне. А все, что тебе не угодно, пусть будет развеяно прахом».

В общем, сегодня я уже спать

Моя неподдельная гордость

42 км в Севилье - наш с Лилькой третий марафон. Вообще это - трудно, в первую очередь. Друзья и знакомые уже привыкли к тому, что мы бегаем марафоны. Я тоже к этому привык, и только после тридцатки вдруг доходит, куда попал. Марафон - не развлекательная прогулка.

И в чем смысл тогда?.. Какая связь с ребенком?.. Как влияют наши марафоны на состояние Лильки?



- В первую очередь, они влияют на мое состояние, - ответил бы я. И это гораздо важнее.

Такой ответ, однако, не засчитается. Понятное дело, ведь вопрос об одном, а я - о другом. Поэтому обычно вместо этой важной вещи я говорю что-нибудь поскромнее.

Настоящий ответ на этот вопрос не очевиден, не сразу понятен. И даже для того, чтобы его попросту произнести, нужно достаточно смелости: ведь кому-то из окружающих это обязательно покажется нахальством.

Но тем не менее. Если ребенок не может ходить, выражать свои мысли и чувства, не может что-то делать, в чем-то участвовать, но при этом - ведь живет же он и в чем-то участвует! - то кто тогда его руки, ноги и голова?..



Ага, вот именно. Вот об этих реальных, а не о корявенько данных природой руках-ногах-голове и нужно думать в первую очередь. И я бы всем советовал. Если с твоими руками-ногами-головой в порядке, то и с ребенком все будет в порядке. Поэтому и говорю: в состоянии Лильки самое главное - это мое состояние. В состоянии детей с инвалидностью самое главное - это состояние тех, кто за ними ухаживает. Наш совместный бег как раз мое хорошее состояние и поддерживает. Я здоров, как олень, чувствую себя лучше, чем в свои 25, у меня есть стремления и цели, и в этом ее счастье. А потом уже - и мое.



Вторая половина ответа.
Если сравнить поездку на марафон с поездкой в санаторий (в больницу, в реабилитационный центр и тп), то очевидно большое отличие. В любое другое место поедешь и с больным ребенком. Подлечат на месте, если что. Но не на марафон. Сюда ты должен ехать со здоровым, и хоть наизнанку вывернись. Без соплей и кашля, с нормальным пищеварением и режимом дня. Ты вынужден делать ребенка здоровым, пусть он хоть стократ инвалид и паралитик. Как?.. Об этом - в другом месте. Но если у меня получается спланировать на два-три месяца наперед, что в такой-то день мы сядем в самолет, а в такое-то время мой маленький партнер будет готов к 4 часовому бегу в многотысячной толпе при любой погоде, то это значит, что в подготовке у меня получается переплюнуть всю действующую медицину. Потому что любой врач, даже самый лучший, в нашем случае только разведет руками и пожмет плечами. Может быть, кто-то знает более эффективный способ восстановления ребенка с тяжелым параличом?



Когда ты ставишь высокую планку, то и к подготовке вынужден относиться соответственно. Я не могу себе позволить то, что позволят себе другие, чьи дети не просыхают от соплей и прячутся от плохой погоды дома. Так же, как и не смог бы позволить себе накатывать пространные тексты о том, как много я делаю для ребенка, если бы ребенка не было видно. Лильку видно и вблизи, и издалека, и это моя неподдельная гордость.



Поездка далась тяжело. Мы выехали из Минска в час ночи автобусом в Вильнюс, добирались до Севильи тремя самолетами ровно сутки. В аэропортах никакой помощи не заказывали. Все это - после двух месяцев спаленных нервов на поиски денег, логистику, посреди всех остальных дел. У меня почти не было возможности тренироваться - работающий дважды в неделю спортивный клуб изрядно тянул на себя одеяло. Одновременно мы готовили проект для программы малых грантов посольства США, одновременно - проект сотрудничества с Беларусбанком. Систематически мало сна. На хвосте висят судебные исполнители из-за разбитых в мае машинами, да и все остальные дела житейские тоже. Эти спаленные ресурсы аукнулись уже на двадцатом километре. К 35-му больше всего на свете хотелось послать все к чертям. Но мы не только добежали - мы еще смогли не пропустить вперед ни одного из наших спортивных конкурентов: в марафоне участвовало еще с десяток колясок.

На 42-м, после финиша на олимпийском стадионе Севильи, вся шелуха отпала. Как всегда бывает на финише. Осталось только счастье и гордость за себя. За нас. За Лильку. Марафон - это не конкуренция бегунов, в обычном понимании. Это состязание самого себя с самим собой же: такого, каков ты есть - с таким, каким можешь быть.



Сейчас мы летим обратно, отрезок Барселона - Милан. Лилька зевает, задумчиво смотрит в длинный самолетный коридор с веселенькими рэнэйровскими креслами, подсвеченными ярким средиземноморским солнцем. Впереди еще две пересадки, автобус из Вильнюса в Минск, куда мы приедем завтра к 6 утра. Мы все это не только выдержим - мы получим от участия огромное удовольствие. И снова окунемся в продолжение нашей бесконечной промозглой зимы. Но зима, холод, ненастье - тоже шелуха. Огромное спасибо всем за помощь и содействие. Мы счастливы.



[еще пару фоток]