Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Все у нас хорошо



Несколько лет назад я сделал первую запись в этом блоге, обнаружив себя в очень странном месте посреди моей жизни. Было оно безвидным и пустым, и тьма над бездной. А духа там и не было в помине.

Один мой ребенок уже пошел в школу, другой тем временем оказался тяжелым лежачим пятилетним дцпшкой, становился все хуже, а лечение зашло в тупик. Моя жена потихоньку втайне начала пить. Да и я уже прикладывался вечерком. А что еще остается? Количество дел в один момент возросло настолько, что бизнес, которым я занимался всю жизнь, захирел и расстроился. Люди, на которых я полагался, завели за спиной какие-то серые дела. Магазин, который кормил семью, одним чудесным апрельским утром сгорел дотла. Кредиторы и заимодатели быстро доели оставшиеся деньги, встали, отряхнулись, и разошлись. Унеся с собой мои последние связи с внешним миром.

И вот картина, мелом на асфальте. Сижу я в большущей квартире, за которую уже нечем платить, под окном стоит машина, в которой нет бензина, ребенка не оставить, не выйти, да и некуда. Да и незачем. Самое время взять в руки веревку, мыло, и поставить точку.

Куда спешить.. Я попробовал взять в руки бумагу, ручку, и поставил запятую. Ради баловства. И попытался писать эту историю дальше, после запятой, растягивая ее, как резинку от трусов. Интересно, сколько можно продолжать предложение?

Самое длинное предложение русского языка, которое мне попалось, состоит из девяти с лишним тысяч слов, и занимает больше десяти страниц. ( http://samara.news-city.info/docs/sistemsa/dok_ieyzzb.htm ) Это настоящий шедевр, с глубокой философской сердцевиной. Почитайте на досуге.

Я же попробовал написать еще более длинное предложение. Правда, точки я в нем все-таки использую. Но это не суть важно. Важно то, что веревка за это время изветшала, а мыло засохло.





[ДЕЛА НАСУЩНЫЕ]10 ноября мы с Лилькой вернулись из США. Поездка прошла хорошо, дочка чувствует себя превосходно. Я об этом уже писал, и напишу еще.

Больше двух лет мы занимались программой реабилитации ребенка по методикам Институтов Гленна Домана, что в Филадельфии.
В марте 2014, по итогам долгой предварительной работы, мы были приняты на Аспирантскую программу, посетили с Лилькой центральную усадьбу Институтов в США, получили программу из рук сотрудников, и занимались ей следующие полгода. Теперь, в ноябре, состоялся второй визит. Наши успехи и неудачи были оценены, нам сделали новые назначения, теперь мы перешли на Интенсивную программу Институтов.

Сейчас - сентябрь 2015. Мы прервали Интенсивную программу, и, по договоренности с Институтами, отложили ее на неопределенный срок. После нескольких лет институтской программы вопрос о наших текущих планах на реабилитацию, о наших нуждах, является для меня сложным и мучительным. Вот почему. Те цели, которые ставила нам программа, были достаточно ясными, и мы попросту следовали по этому пути. Это была трудная рутинная работа, мы собирали благотворительные деньги на поездки в Институты, привлекали волонтеров для занятий, двигались от ступени к ступени. Тогда было несложно говорить о наших планах и нуждах в деньгах, этому помогал высокий международный авторитет Институтов и чувство локтя в сообществе людей, которые занимались тем же, чем и мы. Материальные, моральные и физические ресурсы были расписаны протоколами и прозрачны, их можно было предъявить.

Однако, конечные цели, к которым вела программа, все так же оставалась миражом, хотя и имелся большой прогресс на промежуточных этапах. Вот слова американского куратора нашей программы: «Таких детей, как Лиля, мы видели не много». Наш случай слишком сложный. В очередной раз возникла ситуация, когда сторонняя помощь решает наши проблемы только частично, и невозможно понять, весь ли потенциал мы исчерпали. Для того, чтобы оказать дочери максимум помощи, мне пришлось начать заниматься теорией и практикой реабилитации самостоятельно.

Как и раньше, мы поддерживаем отношения с Институтами Домана, и продолжаем использовать их концепцию реабилитации как основу. Но то, чем мы реально занимаемся теперь, является домашней реабилитацией, построенной уже на собственном опыте и знаниях. Без всякой скромности я могу назвать ее авторской методикой, которая позволила нам продвинутся в части физиологического здоровья гораздо дальше, чем программа Институтов.

В настоящее время самочувствие Лилии просто замечательное. Мы вернулись на несколько шагов обратно, и активно развиваем ее сенсорную чувствительность, чего нам очень не хватало раньше. Время от времени мне нужны новые приспособления, а также есть нужда в привлечении узких специалистов и тренеров. Всю работу мы делаем на наш небольшой доход: зарплату жены и пособия.

Мы будем очень благодарны за любую благотворительную помощь. Будьте счастливы)



</lj-embed>


[ПОСЛЕДНИЕ ФОТО]филадельфия
в каб марлен
в подушках
газон мяч
деревня
дыхательная машина
ислочь
лилька
медулла
около столовой
румико
с игрушкой
спим


[НАШЕ ВЧЕРА]Однажды, когда Лильке исполнилось пять лет, я сел, и задумался над всем тем, что со мной произошло. Тогда это выглядело так:

[НАШЕ СЕГОДНЯ]http://youtu.be/e1IZO4fZqsw?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/7lc6IuYKyRI?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0JIT2N7Bndc?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0H3jJ4kXseg?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/bAMQXcdy2QU?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuw

[НАШИ РЕКВИЗИТЫ]Контакты и реквизиты
тел: +375296688888 Дмитрий

Email: dimamail3@yandex.ru
1. Благотворительный счет: BY25ALFA31352121750050270000 в ЗАО Альфа-Банк, BIC ALFABY2X получатель учреждение "Команда "Крылья Ангелов"

2. Для почтовых переводов:
Получатель: Тимашков Дмитрий Михайлович
Паспорт МР2848979 выдан Московским РУВД Минска 08.02.2011
Назначение платежа: Благотворительная помощь на лечение дочери -Лилии Тимашковой
ул. Игуменский тракт, д.16, кв.38, Минск, Беларусь

3. C карты на карту Беларусбанка № 4255 2003 0216 9628 , срок 03\20
4. Карта Альфа-Банка: 5392 1413 7840 7354 до 04/20
5. Простой и быстрый способ - пополнить баланс нашего номера МТС +375 33 6878918

6. Электронные кошельки:
ЯндексДеньги: 410011606152580, easypay 28255497
WebMoney: Z220125986290, R376119179280, E369374351800, B352023775051

7. пейпал liliya@aqua-total.de














[клуб СОДЕЯ]https://www.facebook.com/groups/Sodeya/



[КОМАНДА КРЫЛЬЯ АНГЕЛОВ]http://ulej.by/project?id=18183

Родительский день на зоне - 4. Обед.

Качеством обеда я был удивлён. Я спросил у Семёна — «Это в самом деле обычный ваш обед?»

Он ответил — да. Ну разве что может картошка не такая густая.

Лагерное начальство особо просило спросить у осужденных, обычное ли это меню. Так что я не знаю точно, как оно на самом деле. Могу судить только по поведению сына за обедом.

Обед состоял из супа, в котором плавали овощи, крупы и, кажется, кусочки какого-то мяса, довольно диетический суп, поэтому и я, и Лиза - съели его без остатка.

Кроме супа, там было картофельное пюре, в котором подмешан поджаренный лук, плюс типичный продукт студенческих столовых — мясной рулет. Это такой мясной фарш, в сердцевине которого обнаруживаешь вареное яйцо. Все это дополнял вполне приличный винегрет. Кусок хлеба. Ну и компот.

***

Пространство самой столовой тоже меня удивило.  Тут были современно оштукатуренные стены, добротная плитка на полу, хорошая столовая мебель — столик на четверых и четыре стула, посуда из нержавеющей стали, фотообои идиллической природы на стене, камин с искусственно мерцающим огнем, но, самое главное — современная линия раздачи, сделанная из блестящей нержавейки, многоэтажная, с подносами и столовыми приборами, примерно как в Лидо, только, конечно, меньше по размерам.

Я спросил у Семёна «а как было раньше», на что он ответил: ты видел те столы, на которых вы оставили сумки с едой, заходя на зону?..Вот это и есть то, что было раньше.

Collapse )

Родительский день на зоне - 3. Столовая.

Еда — одна из важнейших потребностей человека. Без нее никак. После воздуха и тепла, еда — важнейшая вещь. Как питается твой ребёнок — базовый вопрос для родителя. Если сносно, то ты можешь хоть ненадолго выдохнуть, если нет — то это душит тебя днями и ночами, так же, как если бы еда была твоей собственной проблемой. Ведь ясно, что ребенок — это часть тебя, всё еще часть тебя.

В программе родительского дня — посещение столовой. Анонс гласит, что это будет не просто посещение столовой, а открытие новой столовой. И вот, после завершения концерта зеков в актовом зале, мы снова на солнечной улице, и снова идем по асфальтовой дорожке, держась за руки.Держась за руки впервые, наверное, за два года.

От актового зала до столовой сотни две метров. Это совершенно удивительная дистанция. Слева я вижу ребят, которые играют в баскетбол (хотя, может, в волейбол — внимание моё не на том) — они играют в ограждении, которое зимой служит, видимо, хоккейной площадкой. Они бодры и живы, одеты в яркие спортивные одежды.

Если глянуть чуть левее, то мы видим обширное футбольное поле, где ребята в ярких спортивных одеждах играют в футбол.

Если еще напрячь взгляд, то можно увидеть ребят, в ярких спортивных одеждах, которые качаются на уличных тренажерах. Такое впечатление, что они тут были всегда, просто никто не замечал.

В завершение представления мы проходим мимо двух ребят в ярких спортивных одеждах, которые толкают гири. Это прямо возле дорожки, которая ведёт к новой столовой.

Collapse )

Родительский день на зоне - 2

Когда процедура закончена, нам дают знак, и мы идем к воротам первой сетки.

Отступление. Я не могу написать законченный текст, потому что много других дел. Уже второй месяц болеет Лилия, мы живем на даче, сражаемся с прелестями жизни на целебной природе, крадём в лесу ёлки, топим печь, готовим еду, раздобываем воду, а по выходным прячем в рукавах крамольный флаг и электричкой ездим в город, словом — времени мало. В последнее воскресенье нас взял в кольцо ОМОН, хоть мы и не шли в колонне, но мы чудом вырвались. И не забываем нашу спортивную жизнь. В общем, описание событий выходит рваное.

Конец отступления. Когда процедура закончена, нам дают знак, и мы идем к воротам первой сетки. Когда все родители, держа в руках сумки с едой, выстроились, то начальник начинает инструктировать, как себя вести. Это важно, если мы хотим, чтобы родительские дни были и впредь. Это уже не первый инструктаж, но тут, видимо, лучше всего знают, что повторение — мать учения.

Начальника почти не слышно, потому что сетчатые ворота у него за спиной начинают с лязгом раздвигаться. Железо, ограждения, наблюдение, запоры — это самое характерное, что отличает зону от цивильной жизни. В сочетании со стерильной чистотой. 

Collapse )

Родительский день на зоне

Много лет я писал в этом блоге о жизни с ребёнком с тяжёлой инвалидностью. Это горький опыт, говорить об этом нелегко, но я видел, что многим людям было полезно это знать, поэтому и писал.

Теперь у меня есть еще один горький опыт – о жизни со вторым ребенком, который отбывает срок на зоне за совершенное преступление. Я думаю, что многим людям полезно будет знать и это. «От тюрьмы и от сумы не зарекайся», мне понемногу досталось и одного и другого, и начну я, пожалуй, не с начала, а с конца.

Родительский день.

На зоне он начинается с того, что ты приезжаешь к 9.30 утра к административному корпусу колонии и идешь с паспортом к столику, который стоит просто на тротуаре перед воротами. Даёшь паспорт, твое имя находят в списке, женщина в военной форме с уставшим лицом протягивает тебе бумажку-пропуск, дают расписаться пару раз в журналах, и тебе не особо важно, за что там роспись, выдают листок с программой родительского дня, а на обратной стороне листка ты обнаруживаешь норму всего довольствия – вещей и продуктов – всего того, что зона предоставляет твоему ребёнку, зеку такому-то. Столько-то яиц и круп в неделю, столько-то грамм мяса, масла, овощей, ну и так далее.

И стоишь ждешь, со своей авоськой 5 кг продуктов, 2 литра лимонада, пока позовут.


Collapse )

Шесть ударов. Ответ

Чтобы мой короткий ответ был яснее, я немного его водой разбавлю, а потом подсушу. Или, как нас учили на арифметике – вначале умножу на 50, а потом на 50 разделю – от этого ведь ответ не меняется, да?

Итак, в этом мерзком фантастическом сне мой мальчик расхерачил школу. Рюкзаком петард, перемешанных с болтами и гайками, обмотанных скотчем и прочей хренью, как и все школьные гранаты в прочем цивилизованном мире. Первую подпалил негнущимися пальцами, остальные загорелись сами, а он размахнулся и тупо кинул весь этот хлам в гущу столовой на большой и шумной перемене.


Через полчаса 50 скорых помощей вывезли из дыма и гари 50 окровавленных тел: несколько училок, директрису, завуча, двух психологов, учителя физкультуры, трудовика, классного белорусича, двух поварих, одну техничку, одну ботаничку, меня, еще пару случайно забредших родительниц и несколько десятков вопящих и стонущих мальчиков и девочек разных возрастов и степеней успеваемости.

Еще через полчаса милиция увезла мальчика, хоть он  только что и помогал вытаскивать раненых с поля боя. Но его похлопали по потному плечу и сказали: «Пройдемте»

Через неделю оказалось, что угроза жизни миновала всех. По пять-шесть дырок в теле, несколько оторванных, но быстро пришитых обратно губ, носов, ушей и сисек, немного попорченной одежды и мебели, и всего-то - у каждого по одной проникающей дырке в грудине, но не больше. 

Collapse )

Макдональдс

— Омлет с грибами надо будет обождать. Но не больше 2,5 минут.

— Ок.

Сажусь за ближайший столик.

— Закурить у вас не будет?

— Я не курю

— Черт.. Завидую всем людям, которые не курят.

Мужик переодевает штаны прямо тут. Слегка пригнувшись, упрятавшись за барьером. На барьере стоит цветок. Торчит из кадки толстым стеблем, присыпанным гравием. Белые ноги, почти без волос. Меняет одни штаны на другие. Другие.. Хм.. Не вижу разницы.

— Вы курили когда-нибудь?

— Курил. Бросил.

— Го-оспадии.. Как же вы бро-0сили- то?

Голубые глаза из-под косм засаленных прядей, ну чистый ариец. Или славянин. Сложно понять согбенную фигуру, нецеленную в штанину.

—  В прорубь нырял.

— ??

— Угу.

— Я не представляю.

— Зима кругом, че тут представлять — иди  да нырни.

—  Не представля-аю.. У меня уши пухнут.

— Яйца вспухнут. Про уши забудешь. Все просто.

Надел, наконец. Сел за столик по левую руку. Ну все. Счас.

— И что?

— Иди попробуй, потом обсудим.

Натянул под столом носки. Зашнуровывает ботинки. Небритый подбородок лежит на столешнице.

— Ты какой-то неразговорчивый.

Достаю планшет, начинаю писать.

— Офигенно ты живешь. Айпа-ад..  Все вы — жлобы.. Жлобы-ы.

Откладываю. Смотрю на мужика скучным взглядом. Серое лицо. Сломанный  в юности нос.

— В Москве вообще трындец.. Ни работы.. Ничего-о..

— Жизнь трудна, да-а.. Иди поной официанту. Или как их тут. У них зарплата.

— Ты сука, да?

— Угу. С айпадом. Купил на украденные деньги.

— Циничная сука.

— Еще и омлет.

— Вот именно. Жрешь.

— С грибами. Штаны застегни.

— В самом деле прорубь помогает?

Collapse )

Ненависть

Чувства людей требуют того, чтобы быть подогретыми и острыми. Примерно, как еда. Холодная и пресная, еда кажется невкусной. И я, по мере остывания чувств, вынужден их подогревать. И ты, наверное, тоже.

Есть разные способы. Кино. Театр. Хоккей. Рыбалка. Но это не спасает, потому что у меня есть глаза и есть зависть. И у тебя. Слово «зависть» растолковывается как нечто такое, что есть там, за пределами видимого нами, за-видимым.  И ты видишь, как люди живут на полную катушку. А ты - жуешь сухари.

Я вижу людей, которые любят. Которые испытывают страсть. Жизнь которых не то, что подогрета, а кипит котлом. Это очень здорово – любить. Любовь - самая невероятная вещь, чтобы греть чувства. Любовь рискованна, и это вау!Чтобы жизнь стала острой, как мексиканский суп. Неверный шаг — и нет любви. Как осколочная мина.

Но проблема любви — она не бывает сама по себе.

 Она требует пищи. Она вечно голодна. Она требует взаимности. Даже любовь ко всевышнему требует, чтобы иконы мироточили. Или чтоб каждый обрезанный мальчик был вундеркиндом. Любовь требует работы. Любовь требует хотя бы улыбки в ответ на твою работу, на твое стремление ко взаимности.

Но если нет даже улыбки..

..то есть еще и нелюбовь.

 И вот эта нелюбовь – совсем иного качества. Она тоже хорошо подогревает чувства, хоть не требует работы. Она называется –

 ненависть. 

Как и любовь, она живет в каждом из нас. Не требуя работы, она просит лишь разрешения.

Разрешения на выход.

Collapse )

Шесть ударов ножом в спину. Адвокат.

Работа адвоката так же трудна, как и все другие работы. Сидишь на дежурстве в адвокатской конторе, и вдруг звонок

- Здравствуйте, это следственный комитет. У нас тут несовершеннолетний, приезжайте на допрос.

И ты кидаешь все свои дела и едешь на вызов, уже заранее морщась, сомневаясь в том, заработаешь ты на этом, или нет. Хотя, несомненно есть люди, которые думают о деньгах в последнюю очередь.

Так, или примерно так, обвиняемый-подросток и получает от государства адвоката. Бесплатного.

Деньги стали такой же неотъемлемой нуждой нашей жизни, как еда, вода, сон, тепло и секс. Иногда они даже скачут впереди всего. Хотя мы очень стесняемся об этом говорить. То ли дело о еде. Я все еще лежу в палате, прилипший спиной к матрацу, и разглядываю галлюцинации от высокой температуры и обезболивающих. А мне уже звонит мама Семена и спрашивает, будем ли мы брать адвоката.

- А ты как думаешь? - отвечаю я

- А деньги?

- Не знаю.

- И я не знаю

- А что ты знаешь?

- Ничего не знаю. Я на потолке мультики смотрю.

Но адвокаты – знают. Каждый раз после очередного допроса каждый очередной адвокат, а он каждый раз разный – этот государственный, бесплатный – объясняет маме, в чем преимущества и в чем слабость бесплатности. Но это понятно и так.

Это понятно не только маме, мне, всем товарищам по палате, всем родственникам и знакомым, но даже и незнакомым. Происшествие не оставило равнодушным никого, и уже через пару дней у меня надрываются средства связи от нахлынувших предложений. 

Collapse )

«- Купите ей йогурт!», или о том, как директор спецшколы голодом воспитывает ребенка с инвалидностью

И вот я преодолеваю два марша лестницы с Лилькой на руках, запыхавшись спешно снимаю шапку-куртку-кофту-шарф, торжественно вношу девчонку с косичкой в класс: «Здрасте!»

Девять-сорок. Понятное дело, что мы опоздали, учительница уже проводит занятия, воспитательница развлекает тех, кому не до занятий.

- Надеюсь, что завтрак вы нам оставили? – я все еще полон утреннего задора.

Молчание.

- Нет.
Слово «нет» - как внезапно перегоревшая лампочка: вот только что все было, и вдруг пропало.
- Как - «нет»?.. Я же звонил, предупреждал?..
- Лично мне вы не звонили, - затравленным голосом говорит воспитательница и спешит удалиться. Учительница тоже понуро помалкивает.

Отмотаем немного назад

Восемь-пятьдесят.

- Светлана Романовна, доброе утро. У меня проблема – Лилька спит, не могу разбудить. Она легла вчера рано, но сегодня я бужу ее с 7 часов, и безуспешно. Вот только сейчас надежда появилась. Вы же знаете, если ее резко поднять, то считай весь день испорчен. Но вот уже глаза открывает. Мы постараемся поскорее. Оставьте нам завтрак.

Мотаем вперед. Девять-сорок-две.

- Светлана Романовна, я же вас просил?
- Нам нельзя оставлять еду после 9. Нас ругают..
- Но ведь и раньше с нами такое было, и что?.. И кто ругает?
- У нас проверки. Санитарные требования.

Меня начинает колотить внутри.

- Причем тут проверки?!.. Что мне сейчас, вот в этой конкретной ситуации с ребенком делать?.. Ей что, до обеда голодной сидеть, или нам ехать домой, если у вас проверки?

- Такие правила, – сотрудники все тише, и все больше вжимают головы в плечи. - Нас проверяют и ругают.

- А что в ваших правилах сказано о нештатных ситуациях?.. Это же дети с инвалидностью, все разные, ни одного похожего, никаких гарантий!.. Что делать, если ребенок не вписался в правила?.. Оставить голодным?

- Мы сейчас покормим тем, что есть. У меня есть свое печенье. Дадим с чаем, - говорит воспитательница.

У меня нет слов. Какие добрые!.. И я понимаю, что слова тут бессмысленны. Завтрака-то все равно нет. Сажаю Лильку в ее кресло, беру тайм-аут, собираюсь с мыслями. Пока собираюсь, ноги сами несут в директорский кабинет.

..че-ерт!..снова эта запертая дверь!.. Ругаясь про себя разворачиваюсь, иду круговыми коридорами, на второй этаж в другом крыле. Приемная.

- Добрый день, Татьяна Борисовна, – мрачно, но быстро присаживаюсь, потому что опасаюсь, что не предложат, – У меня проблема.

Излагаю суть дела. Но для этого отматываю снова назад, во вчерашний день.

Итак, вчера Лилька проснулась очень рано. Режим дня для нас по-прежнему проблема. Такой же нестабильный, как и состояние. И все об этом знают. Это характерно для нашего диагноза. И если вдруг ночью ребенок плохо спит, а потом крепко засыпает к утру, то для меня проблема вовремя добраться к завтраку и началу занятий. Эту проблему всегда решали просто – я звоню, предупреждаю, и нам оставляют завтрак. Вчера была обратная ситуация – она проснулась очень рано, здесь ей не дали поспать днем (в группе есть довольно шумные дети с аутизмом), к вечеру она переутомилась, всю ночь проспала настолько крепко, что сегодня я смог разбудить ее только к 9 утра.

- И в чем проблема?

- Проблема в том, что я предупредил, что мы опаздываем, чтобы нам оставили завтрак, но завтрака нет.

- После 9 утра никаких завтраков и не должно быть. Есть санитарные нормы. Приготовленная еда хранится не больше двух часов. Почему вы дома не покормили?

- Во-первых, если бы я знал, что завтрак не оставят, то покормил бы. Хотя это еще больше оттянуло бы наш приезд. Зачем усложнять проблему? Во-вторых, у меня не было сомнений, потому что этот вопрос всегда легко решался по телефону. Кроме сегодняшнего дня.

Меня колотит, видимо я нервный, а вот директор совершенно спокойно пускается в рассуждения о том, что а) существуют нормы, и не она их придумала б) ее работа – поддерживать порядок, а не бардак в).., г).., д)..,ж)..

- Стоп. Вы зачем мне все это рассказываете? У меня проблема – вот сейчас. Я привез ребенка в расчете на завтрак, предупредив по телефону, но завтрака нет. Почему вы считаете, что нормы и правила – превыше интересов ребенка, если эти интересы страдают вот сейчас, от этих правил? Не повод ли это пересмотреть правила?.. Вашими правилами предусмотрено, чтобы в 9 запирать входную дверь, через которую я вношу ребенка на руках. Я уже устал от этой тупости – другим это подходит, а мне нет. Я несу на руках, и мне неудобно ждать, пока кто-то спустится и отопрет дверь. И так далее.. Какими такими правилами можно предусмотреть все нештатные ситуации, которые могут возникнуть с ребенком-инвалидом? Тут есть хоть два похожих ребенка? Все разные, у каждого своя проблема, свои особенности, которые отличаются на целую вселенную..

- Совершенно верно. Вы думаете, что вы – один? Да у меня каждый день в каждом классе случается какая-нибудь нештатная ситуация. И что мне, для каждого ребенка создавать свои правила?.. Насчет двери: приехали, позвонили по мобильнику, а уже потом берите ребенка на руки и идите, пока дойдете до двери – вам откроют. Не надо стоять под дверью и ждать. Подстраивайтесь под существующие порядки.

- Послушайте, вы что, в самом деле не понимаете??.. Зачем вы переворачиваете все с ног на голову?.. Не надо создавать правила для каждого ребенка – нужно, чтобы правила предусматривали, что дети очень разные, и эти правила не должны быть такими жесткими, как для обычных детей. Правила должны предусматривать нештатные ситуации, иметь резерв. Это что - очень трудно оставить порцию еды в холодильнике для опаздывающего, даже если такой опаздывающий есть каждый день в каждом классе?.. Это что - очень трудно не запирать дверь, даже если это нужно всего лишь одному человеку? Если в правилах что-то не устраивает, то ни нам надо под них подстраиваться – это правила надо подстраивать, чтобы нам было удобно! Если я говорю, что у меня проблема, то почему вы говорите, что никакой проблемы нет?

- У нас и так все очень подвижно. По правилам – завтрак с 8.05 до 8.30. а мы его сдвинули с 8.15 до 8.40

Я ерзаю на стуле, и скоро его сломаю. Я не понимаю, как этой женщине объяснить, что 15 минут для моего ребенка – это ничто. Если обычный ходит в туалет за 5 минут, то мой сидит на горшке час. Если обычный отвечает на вопрос сразу же, то мой может ответить тоже через час, никто этот ответ не поймет, и он устроит скандал. Если один ребенок ест за 15 минут, то другому нужен час. И среднее значение в 30 минут ему никак не подходит. Как объяснить этой женщине все мои а), б), в), г), д) и так далее?.. мне кажется, что она упала прямо с неба в это директорское кресло. Хотя я наводил справки – нет, работает она тут довольно давно..

-Послушайте, о чем мы говорим?.. Я пришел у вас спросить – именно у вас, потому что это именно вы распорядились не оставлять еду после 9 часов, и именно вы это контролируете, и с персоналом больше договориться нельзя, потому что они запуганы – так вот: что мне делать сейчас, в данной конкретной ситуации, когда ребенок остался без завтрака, а до обеда еще три часа? И что будет в другой раз, когда случится такая же нештатная ситуация?

- Будет то же самое. Вся еда – до 9 часов. Опоздали – кормите сами.
- А сейчас?
- Сходите в магазин, купите ей йогурт

Занавес

PS. Вечером того же дня другая воспитательница, которая приняла смену в 13.00 сообщила, что директор снова указала ей на то, чтобы никакой еды после 9 утра не оставлялось. «Строго-настрого»

Еще более поздним вечером я написал жалобу в районо.

Вечером следующего дня директор позвала меня поговорить, и была совсем уже благодушно настроена, и даже спрашивала меня про тонкости питания и как там поживает наш старший братик. Старательно выпускала пар из котла, из которого пар уже вышел в другие отверстия, включая подготовленное письмо в Минобр.