Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Все у нас хорошо



Несколько лет назад я сделал первую запись в этом блоге, обнаружив себя в очень странном месте посреди моей жизни. Было оно безвидным и пустым, и тьма над бездной. А духа там и не было в помине.

Один мой ребенок уже пошел в школу, другой тем временем оказался тяжелым лежачим пятилетним дцпшкой, становился все хуже, а лечение зашло в тупик. Моя жена потихоньку втайне начала пить. Да и я уже прикладывался вечерком. А что еще остается? Количество дел в один момент возросло настолько, что бизнес, которым я занимался всю жизнь, захирел и расстроился. Люди, на которых я полагался, завели за спиной какие-то серые дела. Магазин, который кормил семью, одним чудесным апрельским утром сгорел дотла. Кредиторы и заимодатели быстро доели оставшиеся деньги, встали, отряхнулись, и разошлись. Унеся с собой мои последние связи с внешним миром.

И вот картина, мелом на асфальте. Сижу я в большущей квартире, за которую уже нечем платить, под окном стоит машина, в которой нет бензина, ребенка не оставить, не выйти, да и некуда. Да и незачем. Самое время взять в руки веревку, мыло, и поставить точку.

Куда спешить.. Я попробовал взять в руки бумагу, ручку, и поставил запятую. Ради баловства. И попытался писать эту историю дальше, после запятой, растягивая ее, как резинку от трусов. Интересно, сколько можно продолжать предложение?

Самое длинное предложение русского языка, которое мне попалось, состоит из девяти с лишним тысяч слов, и занимает больше десяти страниц. ( http://samara.news-city.info/docs/sistemsa/dok_ieyzzb.htm ) Это настоящий шедевр, с глубокой философской сердцевиной. Почитайте на досуге.

Я же попробовал написать еще более длинное предложение. Правда, точки я в нем все-таки использую. Но это не суть важно. Важно то, что веревка за это время изветшала, а мыло засохло.





[ДЕЛА НАСУЩНЫЕ]10 ноября мы с Лилькой вернулись из США. Поездка прошла хорошо, дочка чувствует себя превосходно. Я об этом уже писал, и напишу еще.

Больше двух лет мы занимались программой реабилитации ребенка по методикам Институтов Гленна Домана, что в Филадельфии.
В марте 2014, по итогам долгой предварительной работы, мы были приняты на Аспирантскую программу, посетили с Лилькой центральную усадьбу Институтов в США, получили программу из рук сотрудников, и занимались ей следующие полгода. Теперь, в ноябре, состоялся второй визит. Наши успехи и неудачи были оценены, нам сделали новые назначения, теперь мы перешли на Интенсивную программу Институтов.

Сейчас - сентябрь 2015. Мы прервали Интенсивную программу, и, по договоренности с Институтами, отложили ее на неопределенный срок. После нескольких лет институтской программы вопрос о наших текущих планах на реабилитацию, о наших нуждах, является для меня сложным и мучительным. Вот почему. Те цели, которые ставила нам программа, были достаточно ясными, и мы попросту следовали по этому пути. Это была трудная рутинная работа, мы собирали благотворительные деньги на поездки в Институты, привлекали волонтеров для занятий, двигались от ступени к ступени. Тогда было несложно говорить о наших планах и нуждах в деньгах, этому помогал высокий международный авторитет Институтов и чувство локтя в сообществе людей, которые занимались тем же, чем и мы. Материальные, моральные и физические ресурсы были расписаны протоколами и прозрачны, их можно было предъявить.

Однако, конечные цели, к которым вела программа, все так же оставалась миражом, хотя и имелся большой прогресс на промежуточных этапах. Вот слова американского куратора нашей программы: «Таких детей, как Лиля, мы видели не много». Наш случай слишком сложный. В очередной раз возникла ситуация, когда сторонняя помощь решает наши проблемы только частично, и невозможно понять, весь ли потенциал мы исчерпали. Для того, чтобы оказать дочери максимум помощи, мне пришлось начать заниматься теорией и практикой реабилитации самостоятельно.

Как и раньше, мы поддерживаем отношения с Институтами Домана, и продолжаем использовать их концепцию реабилитации как основу. Но то, чем мы реально занимаемся теперь, является домашней реабилитацией, построенной уже на собственном опыте и знаниях. Без всякой скромности я могу назвать ее авторской методикой, которая позволила нам продвинутся в части физиологического здоровья гораздо дальше, чем программа Институтов.

В настоящее время самочувствие Лилии просто замечательное. Мы вернулись на несколько шагов обратно, и активно развиваем ее сенсорную чувствительность, чего нам очень не хватало раньше. Время от времени мне нужны новые приспособления, а также есть нужда в привлечении узких специалистов и тренеров. Всю работу мы делаем на наш небольшой доход: зарплату жены и пособия.

Мы будем очень благодарны за любую благотворительную помощь. Будьте счастливы)



</lj-embed>


[ПОСЛЕДНИЕ ФОТО]филадельфия
в каб марлен
в подушках
газон мяч
деревня
дыхательная машина
ислочь
лилька
медулла
около столовой
румико
с игрушкой
спим


[НАШЕ ВЧЕРА]Однажды, когда Лильке исполнилось пять лет, я сел, и задумался над всем тем, что со мной произошло. Тогда это выглядело так:

[НАШЕ СЕГОДНЯ]http://youtu.be/e1IZO4fZqsw?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/7lc6IuYKyRI?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0JIT2N7Bndc?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/0H3jJ4kXseg?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuwhttp://youtu.be/bAMQXcdy2QU?list=UUOolOi5ygn2rHi0vuALtmuw

[НАШИ РЕКВИЗИТЫ]Контакты и реквизиты
тел: +375296688888 Дмитрий

Email: dimamail3@yandex.ru
1. Благотворительный счет: BY25ALFA31352121750050270000 в ЗАО Альфа-Банк, BIC ALFABY2X получатель учреждение "Команда "Крылья Ангелов"

2. Для почтовых переводов:
Получатель: Тимашков Дмитрий Михайлович
Паспорт МР2848979 выдан Московским РУВД Минска 08.02.2011
Назначение платежа: Благотворительная помощь на лечение дочери -Лилии Тимашковой
ул. Игуменский тракт, д.16, кв.38, Минск, Беларусь

3. C карты на карту Беларусбанка № 4255 2003 0216 9628 , срок 03\20
4. Карта Альфа-Банка: 5392 1413 7840 7354 до 04/20
5. Простой и быстрый способ - пополнить баланс нашего номера МТС +375 33 6878918

6. Электронные кошельки:
ЯндексДеньги: 410011606152580, easypay 28255497
WebMoney: Z220125986290, R376119179280, E369374351800, B352023775051

7. пейпал liliya@aqua-total.de














[клуб СОДЕЯ]https://www.facebook.com/groups/Sodeya/



[КОМАНДА КРЫЛЬЯ АНГЕЛОВ]http://ulej.by/project?id=18183

Минск - Грин Бей, 1

Аэропорт во Франкфурте огромен. На пересадку с рейса на рейс надо отводить три часа. А если хочешь еще выпить кофе без спешки, то четыре. Тут никто не торопится, включая девушку за барной стойкой.

Кофе стоит 3.40. Совет экономным, как получить две чашки кофе за 1€: берешь из дому большую термокружку. Подходишь к бару, просишь налить кипятка. За это с тебя берут этот самый 1€, и щедро наливают кружку до краев. Возвращаешься к месту стоянки, достаешь из рюкзака два пакетика 3 в 1, два пластиковых стаканчика, и вуаля.



В аэропорту Франкфурта человек с инвалидностью чувствует себя гораздо лучше, чем человек как человек. Лично я вот уже три часа чувствую примерно как в санатории. При этом я - всего-то сопровождающее лицо. Но для сравнения - начать лучше с родины.

Старт был откровенно плохой. На что Игорь сказал: лучше плохой старт, чем плохой финиш. Лильку сначала стошнило дома ночью, потом в машине, потом на регистрации, и, наконец, перед посадкой. На этом запасы, чем тошнить, видимо закончились. Первый тип добропорядочного родителя должен был бы развернуться уже на середине этого пути к самолету. Второй тип вспомнил, что забыли купить страховки. Нашли на первом этаже аэропорта киоск с надписью "Страхование круглосуточно", извиняясь, разбудили спящую владелицу, узнали, что три страховки в Штаты стоят 170$, крякнули, заплатили. Пока перо шуршало по бумаге, напоили ребеночка смектой.

Стойка регистрации Минск-2:
- Хотите ли вы, чтобы мы заказали вам специальный автобус, или сами спуститесь по лестнице?
Вопрос настораживает. Откуда я знаю, хочу я, или лучше от греха. Я ведь раньше не пробовал.
- Надо решать сейчас, потом будет поздно, - вежливо вбивает иглы под ногти девушка в униформе.
Нет-нет, я не пытаюсь высмеивать белорусский сервис. Я попросту говорю о том, что есть еще много чего, чему стоит поучиться у тех, кто более опытен. Собственно, наш полет в Америку именно за этим. Да, мы и сами с усами. Но нам очень интересно, как сделать еще лучше.
- А лестница большая?
- Да три пролета. Дальше в автобус. Возле трапа коляску сложить и сдать.
- А если спецавтобусом, то как с лестницей?
- Тогда приедут специальные люди, опустят сами, в самолет поднимут сами.
- А не могут люди помочь опустить нас по лестнице, а дальше уж мы как-нибудь?
- Или спецавтобус, или сами.
После минутного колебания решили не связываться
- Во Франкфурте вам тоже сопровождение не надо?
- У нас там пять часов на пересадку. Может справимся.
- Ок.
Улыбаться девушка научилась на высший бал.
Завершающая сцена.
Мы выходим из автобуса на летном поле Минского аэропорта. В толпе других подходим к трапу. Девушка в униформе, задорно улыбаясь, останавливает всю процессию, и предлагает нам с Лилькой первыми подняться наверх.
- Мне еще коляску разобрать надо, - говорю
- Ничего-ничего, - улыбается девушка.
Я снимаю одно колесо, другое, третье. Человек пятьдесят молча и обреченно наблюдают за процессом. Развязываю узлы на веревке, которой к борту коляски привязано велоприцепное дышло. Развязал. Спина покрылась потом. Девушка улыбается. Публика ждет. Нервно вытаскиваю из спинки пакет с Лилькиным барахлом. Из пакета вдруг все посыпалось на бетон - салфетки, маечки, памперсы. Ползаю у подножия монументально пустынного трапа, собираю, заталкиваю обратно в пакет. Говорю Ире: "Ты Лильку сама донесешь?.. Бери неси, я разберу до конца, и притащу вещи" Лилька поднимается по гулким ступенькам, под любезными взглядами пятидесяти пар глаз. Девушка улыбается. Я разбираю конструкцию дальше. Тишина. Разобрал, увязал, распрямился. Девушка гостеприимным жестом приглашает наконец подняться. Пятьдесят пар глаз торжественно провожают меня снизу наверх. Отмашка, дружный топот ног за спиной.

Франкфурт, летное поле. На середине попытки выйти из салона в толпе пассажиров нас отлавливает стюардесса и начальственным жестом повелевает сесть обратно в кресла и не рыпаться. Приходит вторая стюардесса - и тоже никакого успеха поговорить с нами на любом из языков, кроме русского. Приходят два чернокожих белозубых парня в служебных жилетках, белых перчатках. С этими проще - на языке жестов объясняют, что дальше они все сделают сами. Салон пустеет. Вот уже и экипаж покинул борт. Приходит человек в форме полицейского, просит паспорта, задает пару вопросов. Поняв, что ответов не добиться, возвращает паспорта. Как оказывается позднее, это был пограничный контроль. Белозубые парни просят к выходу. Один из них идет по трапу на две ступеньки ниже, вполоборота, притормаживая жестами каждый мой шаг, готовый подхватить меня, если я вдруг рухну. Только, кажется, он слишком рискует, лучше б под ноги смотрел.

Суббота в Ивенце

Кто во что горазд, тот так и провел эту замечательную солнечную субботу. В такую погоду главное дома не сидеть. Мы провели ее в маленьком городке Ивенце, 30 минут от Минска.

Чтобы проехать по всем улицам Ивенца, нужно минут десять, от силы – пятнадцать. В нем есть три достопримечательности – кондитерская фрабрика, выпускающая знаменитую «Коровку», птицефабрика, о чем вопиит киоск со свежими яйцами на центральной площади, и детский дом-интернат для детей с инвалидностью, ярко раскрашенный с фасада, и обнесенный глухой стеной вокруг.

В доме-интернате у нас быстро нашелся гид – девочка Надя. У нее что-то критическое с ногами,



[Еще читать и смотреть]
которых почти нет, но в целом она, как и остальные обитатели дома, очень светлый, жизнерадостный и общительный ребенок.

- Надя, а вы гуляете где-нибудь за пределами этой площадки, или только тут?
- Конечно гуляем. Мы еще к коням ходим. И к оленям.
- К оленям??

- Ну да. Пойдемте, - и Надя резво направляет свои колеса вглубь двора.
Мы идем следом, и я гадаю, что за сюрприз нас ждет. Аттракционы, подаренные добрыми шефами?.. Шедевры деревянного или бетонного зодчества?..

Олени оказались настоящими. Дремали мирно в углу загона, за проволочной сеткой, разморенные неожиданным февральским солнышком. Рыжая шерсть, кто с рогами, кто без. Жевали лениво челюстями. Признаюсь, я на минутку прифигел.

- Откуда тут олени, Надя?
- Их подарили нам в год оленя. Я тут семь лет, когда приехала – они тут уже были.
- А что они тут делают?.. Какая у них функция?
- Не знаю. Они тут живут. ( «Как и мы» - додумал я мысль про себя). Нам еще коня подарили. Но он бешенный оказался, и его отдали назад. (В год коня – подумали мы. А сейчас -.. хм.. Надя – а обезьян у вас тут нет?)

На территории дома-интерната мы видели еще теплицы, и вообще хозяйство тут довольно большое. Мы возвращаемся мимо него назад, на детскую площадку, около которой припаркована машина.

- У меня большая семья, - рассказывает Надя, лихо крутя колеса руками, мы едва успеваем, - Бабушка, дедушка, старший брат – ему двадцать лет. И младший брат есть – ему год и четыре месяца. Моя мама в декретном отпуске. Она нашлась недавно.
- Кто нашлась?
- Мама.
- Где нашлась?
- Она в Минске живет. Но вообще она не из Минска. Они с папой из разных городов. Вот только папы у меня нет. А так – у меня большая семья. Они приедут ко мне на восьмое марта.

Мы прощаемся с нашими новыми знакомыми, садимся в машину, и выезжаем за ворота.
Субботний день, но в городе Ивенце пустынно. Раз в минуту проедет машина. Иногда увидишь прохожего. Мы заходим перекусить в маленькое кафе – там сидят перед телевизором трое подростков. Интересно, есть ли у Ивенца какой-нибудь план развития?

У Нади никакого плана развития точно нет. Надя учится в шестом классе (« Хотя должна учиться в седьмом!» - восклицает она) Будущее туманно. Все, что мы можем сделать, так это что-то подвинтить в ее настоящем. Собственно, за этим мы сюда и приехали.

Директор дома-интерната, Елена Сигизмундовна, встречала нас очень радушно. Листала наш буклет, выслушивала о нашей команде «Крылья Ангелов». В наших силах вполне кое-что сделать в нашем настоящем. Мы можем приехать сюда нашей командой, попросить милицию перекрыть движение на полчасика в районе центральных улиц, поставить на центральной площади стартовую арку, и пробежаться с интернатскими детьми в наших беговых колясках. Глядишь, и народ Ивенца появится на улицах. Может быть, ивенецкие детишки-неходяшки немного возрастут в цене в глазах людей , догоняя ивенецкую «Коровку» и ивенецкие яйца. На том и договорились.














Обратная дорога в Минск.

Быстрое февральское солнце уже в затылок. Сворачиваем с дороги на проселок, к стремительной, ключистой, незамерзающей Ислочи. Хороша водица. День удался.

[Еще немного жизнерадостных фото]















http://www.livejournal.com/magazine/1298707.html

Команда "Крылья Ангелов" в Минском полумарафоне 2016



Последние несколько дней я спал часа по три-четыре. Но при этом замечательно себя чувствую. То ли сказывается благотворное влияние утренних пробежек и ныряний в речку, то ли найденное наконец веселенькое дельце в жизни способствует хорошему тонусу духа.И тела заодно.

Бег с коляской - дело увлекательное, да, но вот качественно нарисовать картину своих представлений в краудфандинговом проекте оказалось совсем непросто. Просто бежать - гораздо легче. Не то, что рисовать инфографику, которую никогда не рисовал, или даже всего-то ясно изложить план действий. Да еще успеть к намеченному сроку

Однако, дело сделано, и проект заработал, собирая первые денежки. Первые денежки в любом деле - самое важное, остальное нарастет. И вот за этими первыми денежками я к вам и обращаюсь, дорогие мои и хорошие. Не надо много, пусть это будет не в тягость, а скорее добрым жестом большому кораблю)

Ссылка на проект: http://ulej.by/project?id=18183