lilkindad

Categories:

газбаллон

Я смотрю новости. Нет ничего, что было бы важнее коронавируса. Да ладно?

На самом деле, я ловлю себя на мысли, что нет. Моими мозгами пытаются управлять СМИ, когда я сажусь вечерком у экрана. А днём у меня другие дела.

Между тем, как я сел вечером у экрана, и всеми делами, что днём, была прослойка. Я выносил мусор в бак, что во дворе.

 В моём мусорном пакете были штук пять израсходованных памперсов, чекушка от вчерашней водки, которой я тормозил деятельность нервной системы, чтобы заснуть (а вы чем тормозите?), шелуха от картошки и рыбные кости, содержимым и оболочкой которых я стимулировал деятельность энергодобывающей системы, косточки от яблок и шкурки от апельсин, которыми я пытался ободрить свою иммунную систему, гора полиэтилена, которой я пытался отравить нашу планету.

 Пока я всё это нёс через двор, заставленный машинами, на которые всё еще дрочат все мои неумершие ещё соседи, я немного размышлял остатками своего мозга, ещё трепыхающегося.

Сразу попрошу извинений у соседей — друзья, я не прав. Это просто нервы. Я вас люблю. Просто хочется на ком-то сорваться. А вам? Вот водка была вчера. А сегодня еще нет, плюс новости, которые в фото на обложке. И вот немножко хочется расслабиться. А пока вот выношу мусор.

На детской площадке играют дети. Шумно и весело. Они еще не знают, что мир уже не будет таким, каким был позавчера. Для них мир такой, какой был вчера, и какой будет завтра. Я им завидую, и я их жалею.  В отличие о  них,  у меня есть глаза, уши, нос, язык, подушечки пальцев и окончания волосков, опыт которых превышает 53 года. И у меня есть..(мозг?..о, нет.. У меня есть некий мешок, старый пыльный мешок, куда мой мозг складывает все то, что ему не надо. Оно называется «жизненный опыт»)  В  отличие от моего мозга, у детей нет пыльного мешка жизненного опыта. Вот поэтому я и сказал, что я им завидую.

Следующий абзац. Пока играют дети в свои шумные игры, а их мамы сидят на лавочках, обсуждая всякие вещи, то я (выносящий мусорный пакет) и мой мозг (торжество развития человеческой культуры за минусом моих личных человеческих качеств) рассуждают на тему «как же так вышло-то».

Я говорю своему мозгу: Ты знаешь, друг мой, это война. Мы вот гадали-гадали: какое оружие будет главным в третьей мировой?

 И вот ответ. Может ядерное. Может химическое. Может бактериологическое. Но нет.  Знаешь, что оказалось?. Самым эффективным оружием массового поражения оказались СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ. Прикинь, да?..

Средством массового поражения оказалось то, к чему мы все стремились. Свобода словоизъявления.  Какие-то сраные буковки и строчечки, получаемые не в виде газетных столбцов, а в виде того, что печатает любой желающий.

Впрочем, и тут провал. Газетные сотлбцы больше не служат опорой. Их редакторы — кто они?

  Гаубица средства массовой информации, доступ к которой получил каждый прохожий, стреляет в меня сутки напролёт.  Теперь стрелять могут все. Даже я, выносящий пакет с мусором, даже мамки, сидящие на лавочках, пока детишки делят качельки. Все тыкают в кнопочки пусковых установок.

Какое отдохновение - вынести мусор.

 Я сажусь на лавочку, и слышу просто детские визги, шум паркующихся машин, щебет разнузданных по-весеннему птиц. Грохот мировой канонады доносится издалека.

Я задираю голову, и вижу синее мартовское небо. Мой взгляд становится чистым и проницательным. Я вижу, как поворачивается ключ, и какой-то неизвестный мне сосед привинчивает редуктор газовой плиты к газбаллону. Теперь у моих мамы и папы будет две конфорки газового огонька, на которых они смогут готовить себе еду. Ура.

Мне позвонила мама, и рассказала про этого соседа. Мой первый вопрос -«Он из города приехал?!»

— Да. Сказала мама. Он приехал из города, и привинтил нам баллон к плите. Я стояла поодаль. Разговаривала с ним на расстоянии. А когда он ушёл, то протёрла все, чего он касался, тем средством, что ты передал. Я пшикала из баллончика на салфетку, протирала, а салфетку потом кинула в огонь. Всё правильно я сделала?

— Всё правильно, мама. Мы живём в очень правильном мире, где всё  постепенно приходит к очень правильному положению вещей. Все неправильное, вероятно, отомрёт.  Мы перестанем слушать слова новостей, начинаем слушать слова нашей головы. Ты всё очень здорово сделала, мама. Дай бог мне так в мои 76.

И я рассказываю маме, как здорово я провёл сегодняшний день. Как я развозил «наборы разведчика» пенсионерам, сумки с необходимыми вещами, которые позволят выжить месяц, в случае чего. И как реагировали одни, и как реагировали другие. И как реагировала Мария Дмитриевна, которую я помню просто как Машу, ведь именно так мы называли её в нашей семье, когда-то давно, когда мы собирались за шумным столом, пока мир бы другим.

Маша, оставайся дома пока и дальше. Не выходи. Сообщи из своего кнопочного средства массового поражения всем своим друзьям и подругам, что лучше пока побыть дома. Держись от других на расстоянии, как и я держался, пока снимал это видео. И будь счастлива)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded