Categories:

История одной гонки, или метод социо-спортивной реабилитации в деталях

Мы участвуем в гонках, которые длятся от часа до четырех. Можно ли за короткий срок получить реабилитационный эффект?

— Нет, ребята. Нельзя. 

Поэтому вот рассказ о том, в чем тут дело.

Сегодня мы бежали ЖУК-трейл в поселке Крево (отдельное спасибо Федерации приключенческих гонок за бесплатный слот и, собственно, за настоящее приключение — мы потеряли маршрут, заблудились в лесу, нас пыталось съесть лесное чудовище, нас засосала трясина, мы выжили с трудом)

Но если ты решил участвовать в гонке, то все начинается гораздо раньше. Примерно месяц назад, в середине марта,  мы решили, что с прицелом на предстоящую гонку пора бы закончить зимнюю спячку, и пробежали 12 км на местном любительском забеге

Нам это сошло с рук. Мне добавило силу ног, а Лилии — усидчивости и холодостойкости. Было около 2 градусов тепла. 

Тогда мы осмелели, и, дождавшись погожего дня, проверили свои возможности на более длинной дистанции, проехав 30 км в велоприцепе.



Где-то наверху это восприняли так себе. Лилия заболела. Полторы недели домашнего лечения, антибиотики и все остальные радости.

А может быть, это была обычная плановая простуда. Кто его знает. У многих людей бывают простуды по весне. Вот и у нас случилась. Мы стараемся жить, как все. И до лампочки нам наша инвалидность. Нас не пугают временные трудности. Хоть и даются тяжелее, чем обычным людям.

Пройдя течение болезни, мы приступили к новым тренировкам. У нас была цель, поэтому мы не могли себе позволить болеть долго. Это важно — не задерживаться. Начали мы с того, что яотказался от услуг школьного автобуса, и  путешествовали утром и вечером от дома до школки и обратно на велоприцепе. Полтора километра — путь небольшой, но лишние 10 минут на свежем воздухе — это полезно ( стоит добавить, что это единственная прогулка на воздухе для Лилии. В ЦКРО считают, что март-апрель — это слишком холодно для прогулок с детьми. Хотя я считаю, что просто лень одевать. Гораздо легче списать на холод)

Чуть ближе к гонке мы провели несколько тренировок на соизмеримые дистанции в ближайшем парке.

В этом месте рассказа стоит добавить, что предстоящая гонка является стимулом для многих достижений. Мне, как отцу, приходится учесть ошибки и опасения прошлого. Позаботиться о более теплой экипировке. Позаботиться о своей собственной подготовке, что является изрядной проблемой после болезни. Позаботиться о выборе более подходящей дистанции, усмиряя свои амбиции. Позаботиться о здоровье Лилии. В общем, цель диктует свои условия. Или ты готовишься всерьез, или пролетаешь, ведь к нужному дню ребенок должен быть готов, и баста. Если не готов  — ты проиграл гонку, даже не начав

***

Глава вторая — День Икс.

Или даже нет. Накануне дня. 

Накануне мы готовим все, что нужно для гонки. В первую очередь - оборудование. И мы это делаем вместе, потому что другой возможности нет. Мы подгоняем коляску с большими колесами под ездока, немного изменяя конструкцию подножки. Чтобы было удобнее и не летел в глаза песок из-под колеса. Потому что сухо и ветер.



Ну и испытываем, конечно. 

Не лишним будет заметить, что при предстоящей часовой гонке наша реабилитация длится уже примерно месяц. Месяц, ребята.

Ну, а теперь день Икс.

(Накануне дня Икс мы тщательно соблюдаем режим, чтобы утром проснуться бодрыми и веселыми около 7 утра. В наших планах: 7.00 подъем, до 8.00 умыться, одеться, причесаться, приготовить завтрак, до 9.00 позавтракать ( да-да, с нашей степенью инвалидности требуется именно столько времени), до 9.15 загрузить машину, загрузиться самим и двинуть к старту. Старт ждет нас в 120 км от дома)


И вот - все загружено под крышу.

Сто километров пути. В назначенный срок мы тормозим на заправке, чтобы покормить Лилию вторым завтраком. Потому что режим питания у нас разный. Бегунам перед гонкой нельзя, а ей — в самый раз. Персонал автозаправки подогревает еду в микроволновке, и мы справляемся с задачей на отлично.

Площадка старта встречает нас солнцем. А также ветром, валящим с ног. Валящим и уносящим к чёрту.

Худо-бедно, установить и закрепить палатку нам удалось. Для чего палатка? Это будет видно позднее. Есть много нюансов, без которых может жить обычный участник гонки, но необычный — не может. Мы стараемся создать условия, чтобы никаких «не может» не произошло.

К старту едва успеваем. Но упеваем.

Да-да. Мы стоим в конце колонны. Не выделываемся, вперед не лезем. Впереди — узкая дорога, и мешать другим — не наша задача. Мы участвуем в трейле впервые, поэтому, как и положено новичкам, занимаем место в заднем ряду.

Девять,восемь, семь...Старт!

И мы начинаем нашу гонку. Фото, как мы преодолеваем первую гору, где ноги вязнут в песке по щиколотку, а колеса и вовсе останавливают ход, мы надеемся получить позднее, от организаторов. А пока мы просто тупо вращаем землю кроссовками, видя где-то высоко вверху синее небо

Поднявшись, мы выруливаем на простор. Невероятный.

Фотографов нет, только воет ветер, сбивая с ног. Сегодня ветер бьет рекорды и становиться настоящим участником гонки, диктует правила

 Фотографов нет, поэтому мы передаем камеру друг другу. Зачем? Просто потому, что что внутри все это не вмещается. Простор, ветер, азарт, захлебнувшееся дыхание. Хочется поделиться




Мы еще не знаем, что почти все участники 10-км дистанции сбились с пути, и бежим  вслед за спинами, то нагоняя, то отставая, но увеличивая круг многократно. Да, ведь это трейл, а тут бывает всяко!

Пока, наконец, путь не  загоняет нас в чащобу


В этот момент я думаю — многие ли люди с инвалидностью попадали в такие передряги?

И да — мы сдаемся далеко не первыми. Первыми тревогу о неправильно выбранном маршруте бьют другие. Царит паника. И эти другие разворачивают нас. А то  мы бежали бы до той самой пещеры в горе, где живет Смок, который ест людей. Нам было бы интересно, можно ли нас съесть. Сомневаюсь.

Что при этом происходит с Лилией?

По разному. Первую половину пути она разглядывает окрестности. Гравийная дорога добавляет ей проблем в виде пыли и жесткой тряски. Солнце слепит в глаза. Свирепый ветер, а сегодня порывы до 16 м/с, дерет щеки. Чем ее положение отличается от моего?. Почти ничем. Разве что я еще работаю ногами.

Чем ее положение отличается от положения обычных людей, которые видят простор, которых слепит солнце, которых сдувает ветер, которым сыплет пыль в глаза проезжающий мимо автобус ? Почти ничем. Самое главное в ее жизни сейчас — она не лежит в кроватке. А вот от этого положения она сейчас радикально далеко. Если говорить о методе социо-спортивной реабилитации — то этим все и сказано. Мы далеко от этого положения уже месяц.

Трудно это или легко?

Да какая разница. Пусть трудно. Но это жизнь, какая бы она не была.

Да. Разница есть в том, что ребенок необычный. У нас есть еще судорожные приступы.

К сожалению, это слишком частое сопровождение тяжелой врожденной инвалидности. Что предлагает медицина? А, ну да. Прописывает таблетки. «Обратитесь к врачу, вам пропишут. Пролечитесь.»

Попутно замечу, что бездумное прописывание противосудорожных приводит к необратимым побочным действиям. Почитайте противопоказания и побочные действия. Годам к двадцати — прощайте почки. То есть к ранней смерти.

Что делаем мы, когда в дороге нас застигает судорожный приступ?

Простую вещь. Мы останавливаемся, наплюя на спортивный результат, и минут пять сидим, переживая это неприятное явление, пока оно не прекратится. А после прекращения — попросту двигаем дальше.  И почки целы, и медаль нам светит.


Час с лишним — и мы у финиша

Мы это сделали. В очередной раз. На этот раз ещё и в новом формате — трейле.


Но это еще не финиш. Это только полдня. Мы идем к нашей палатке, устало переставляя ноги. Нам надо отдохнуть, приготовить обед, и — как и всем — осмотреть достопримечательности.

Лилия устала и отправляется немного поспать. Вокруг себя мы видим много детей и более активных, но у нас своя специфика. И свой график. Мы не можем себе позволить жить только здесь и сейчас. Мы живем сразу и завтрашним днем. А завтра нам здоровыми надо в школку.


Ветер пытается оторвать стенки палатки и унести, но внутри тихо и тепло. Тихий час

А тем временем..идёт наружная борьба с ветром. И за еду


А час спустя — и сама еда. А еще чуть позднее — прогулка по окрестностям замка




Многие ли дети с инвалидностью видели столько в этот день? Во все дни предподготовки?..Сомневаюсь. И если я говорю про метод социо-спортивной реабилитации, то я имею в виду не часовой пробег, а весь этот долгий рассказ. Который рисует обычную жизнь, которую прожил за это время и я, и многие другие люди, и Лилия тоже.

***

Мы приехали домой почти на закате. Пока выгрузили машину — солнце закатилось. Пока разогрели ужин — стало темно за окном. Пока поужинали — наступила ночь. И Лилия уснула спокойным сном, которым проспит до утра. А я просплю свою ночь, в соседней комнате. В этом месте меня могут не понять обычные читатели, но поймут родители детей с инвалидностью, которые многие годы не знают, что такое спокойный сон. И это тоже о методе социо-спортивной реабилитации.



А утром наступит понедельник, мы поднимемся в семь, умоемся, причешемся, перекусим, оденемся, сядем на велик и поедем в школку. Станем такими же обычными, как и все.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded