Category:

Шесть ударов. Апиляция

Апиляционная жалоба.

Высокий суд! Вашим приговором обвиняемый осужден по ч.1. ст 14, ч.1 ст. 139 УК к наказанию в виде 6 лет лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

По приговору суда он признан виновным в покушении на умышленное противоправное лишение жизни другого человека (в просторечьи – в убийстве).

Суд установил, что, находясь по месту своего собственного жительства, обвиняемый, имея умысел на противоправное лишение жизни своего собственного отца, с целью реализации умысла, нанес ему не менее семи ударов ножом. Замысел на убийство не был доведен до конца в виду оказания со стороны потерпевшего сопротивления и оказания ему всесторонней медицинской помощи.

Приговор суда в отношении обвиняемого является незаконным.

Он подлежит изменению ввиду несоответствия, поскольку наказание не соответствует тяжести преступления, а также не соответствует личности виновного вследствие чрезмерной строгости личности.

Согласно требований законов о несовершеннолетних, важнейшей задачей органов суда является обеспечение такого уровня судебной деятельности, который максимально способствовал бы уничтожению преступности среди всех несовершеннолетних на корню.

С этой целью суды должны, просто обязаны,  каждый случай преступлений несовершеннолетних разбирать индивидуально. А именно тщательно и всесторонне изучать именно фактические стороны дела, а не какие-либо другие.  Кроме того, суды должны применять материальный и процессуальный законы правильно, а не как-то иначе. Особенно материальный. Суды должны проявлять внимание и думать, прежде чем подходить к наказанию. Суды должны раскрывать причины и условия совершения преступлений, и принимать меры к устранению этих причин и условий, предотвращая сами преступления в момент их зарождения.

Но при этом, по настоящему уголовному делу судом не были исследованы с достаточной полнотой обстоятельства преступления. И не были исследованы данные, характеризующие личность несовершеннолетнего обвиняемого. Не была исследована обстановка его жизни и обстановка его воспитания. Не было принято во внимание занятие подростка. И не было принято во внимание его поведение, в том числе – его поведение ко времени рассмотрения настоящего дела.

Из всегда последовательных и непротиворечивых показаний обвиняемого следует, что он длительное время находился в психотравмирующей обстановке. Это было связано с жесточайшим обращением со стороны отца, у которого он, волей судьбы, а может и по недоразумению судьбы, находился на воспитании. Этот отец и является потерпевшим по настоящему уголовному делу.

Обвиняемый указывал, что примерно с 5 лет отец стал проявлять к нему нечеловеческую злобу. А мать с ними перестала проживать. Он постоянно видел отца в постели с другой женщиной. Отец часто уезжал, оставляя его одного и связывая. Он был одинок, для него это было тяжелым испытанием. С 1013 года отец его практически игнорировал. Из-за такого отношения к нему он старался дома не находиться. Он запирался в своей комнате и читал книги. Он читал Марка Твена, Карла Маркса, Марка Аврелия, Максимилиана Агеева, Маркеса Габриэля, Марселя Пруста, По Эдгара, Эрнеста Хэмингуэя, Хаяма Омара, Оскара Уальда, Эдварда Радзинского, Эриха Фромма, Исаака Ньютона, Ицхака Башевиса Зингера, Ибн Хаджара Аль-Аскалани, Асклепия, Аристотеля, Макиавелли, Иосифа Флавия, Иосифа Тункеля, Иехиела Лейб бен Арье Файнзильберга, Евгения Петрова и других, кого удавалось разыскать на книжных полках.

Отец постоянно унижал его, сравнивал с Гитлером, говорил, что ничего хорошего из него не выйдет. Постоянно к нему придирался, говорил что он никто. Он не мог больше терпеть унижения. Появлялись мысли, что так жить нельзя. Данное поведение отца и явилось поводом для совершения им инкриминируемого ему преступления.

В судебном заседании потерпевший практически не отрицал, что не занимался воспитанием сына. Не принимал никакого участия в его жизни. Не был заинтересован в его судьбе. Неоднократно отвозил сына и оставлял одного запертым на даче, где не было еды, воды, друзей и телефона. В перерывах между чтением, побегами из дома, отвозами на дачу и игнорированием ежедневных насущных потребностей у них с сыном постоянно происходили конфликты. После нанесения ему ударов сын оказал ему первую медицинскую помощь, помогал остановить кровь, вызвать бригаду скорой помощи.

Из показаний эксперта-психолога усматривается, что подросток является эмоционально депилированным. Он был лишен внимания, участия и заботы со стороны всех своих родителей. Постоянно подвергался негативному психологическому воздействию со стороны отца, при этом не получая от него ровным счетом никакой положительной ответной реакции. Отец его игнорировал. У подростка постепенно накапливались негативно эмоциональные переживания, нарастало эмоциональное перенапряжение в сложной непростой и трудной семейной ситуации. Он был подвержен психологическому насилию со стороны отца – потерпевшего, что убедительно говорит о наличии у него тяжелейшей психологической травмы.

Данное подтверждается заключением экспертизы, согласно выводам которой способность обвиняемого к осознанно-волевой регуляции своих действий в период времени, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, была ограничена в силу существенного влияния на поведение присущих ему его индивидуально-психологических особенностей.

Из показаний одного из двадцати восьми свидетелей следует, что потерпевший – сложный по характеру человек. В ходе общения он может оказывать психологический прессинг. Он может нащупать какую-то больную точку для собеседника и в последствии надавливать на нее всем, чем может.

Исходя из семейно-брачных отношений родители, на воспитании которых находится несовершеннолетний подросток, обязаны надлежаще относиться к его воспитанию ими.

Так, согласно Кодексу о браке и семье, родители осуществляют воспитание детей, попечительство над ними и попечительство над их имуществом. Под воспитанием понимается забота о физическом, духовном и нравственном развитии детей, об их здоровье, образовании и подготовке к самостоятельной жизни в обществе.

Установленные в судебном заседании действия потерпевшего не только прямо или косвенно противоречили требованиям закона о воспитании ребенка, но и являлись вопиюще аморальными. Что и привело к совершению несовершеннолетним преступления, в котором он обвиняется и раскаивается.

Согласно закону при назначении наказания суд исходит из принципа индивидуализации наказания. То есть учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, мотивы и цели содеянного, личность виновного, характер нанесенного вреда и размер причиненного ущерба, дохода, полученного преступным путем, обстоятельства, смягчающие и отягощающие ответственность. А также мнение потерпевшего по делам частного обвинения, мотивируя избранную меру наказания в приговоре.

Указанные обстоятельства оцениваются судом не в отдельности, а в совокупности, и на их основании суд должен мотивировать в приговоре избранную меру наказания.

Суд пришел к выводу о том, что обстоятельства, смягчающие ответственность обвиняемого, а именно признание вины, возраст обвиняемого, раскаяние в содеянном, попытки вызвать скорую помощь и попытки оказания медицинской, я подчеркиваю – медицинской, а не какой-либо другой помощи потерпевшему.

Однако при назначении наказания суд не принял во внимание, что по изложенным выше основаниям в действиях обвиняемого имеется и еще одно, неоспоримо самое важное в данном непростом, сложном и трудном деле обстоятельство, смягчающего его ответственность: совершение преступного деяния под влиянием аморальных действий, именно действий, высокий суд, потерпевшего.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что назначенное обвиняемому наказание в виде лишения свободы нисколько не соответствует тяжести преступления и личности обвиняемого вследствие его чрезмерной строгости.

Согласно ст. 70 УК суд, с учетом личности виновного, при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями, мотивами, ролью лица и его поведением во время или после совершения преступления, которые существенно уменьшают степень общественной опасности деяния, может назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, либо назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрено этой статьей.

Исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие вину обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств.

В соответствии с требованиями уголовного закона суды должны особо внимательно подходить к решению вопроса о назначении наказания несовершеннолетним и не применять к ним лишение свободы, если исправление их может быть достигнуто без изоляции от общества.

По настоящему уголовному делу было установлено не одно, не два, не три, не четыре и не пять, а целая совокупность обстоятельств, смягчающих ответственность несовершеннолетнего, которые существенно снижают степень общественной опасности совершенного деяния и свидетельствуют о том, что его перевоспитание, а также цели уголовной ответственности могут быть достигнуты и без назначения наказания в виде лишения свободы.

Однако, суд необоснованно назначил обвиняемому наказания без учета этих требований закона.

При этом суд допустил существенные множественные противоречия, а именно:

«…суд с учетом личности обвиняемого, обстоятельств, связанных с целями, ролью лица и его поведением во время и после совершения преступления, которые существенно уменьшают степень существенной опасности деяния…»

То есть суд, фактически, признал наличие в действиях обвиняемого обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности деяния, то есть оснований для применения вышеуказанной статьи и в противоречие своих выводов при назначении наказания данную статью не применил.

При этом суд не принял во внимание многочисленные ходатайства, а также многочисленные искренние уверения в участии в судьбе несовершеннолетнего от коммерческих, общественных и главное – государственных организаций, которые взяли на себя всю полноту ответственности за дальнейшую судьбу подростка, за его обучение и образование, за финансовое обеспечение и трудоустройство, контроль за поведением и надлежащее воспитание его как достойного гражданина нашего общества.


Известный правозащитник в изгнании,

Доктор юридических наук

Максимилиан Агеев

28 января 2019, New York Times Square


                          При поддержке

- недавно созданного, но уже завоевавшего

 многочисленные симпатии независимого СМИ

 «ЧердакМедиа» под управлением известного

 общественного деятеля Юрия В. Кардымона,

                               эсквайра;

- находящегося в стадии ликвидации

 и гонений, не имеющего возможность

            осуществлять деятельность,

 но широко известного своими достижениями

                  в различных областях

                   ООО «Джи-прожект»;

- местного общественного объединения инвалидов

                        «Солнечный круг»,

 владеющего 42 фотографиями в сети Фейсбук

               и организовавшего Первую

                              (и последнюю)

 благотворительную конференцию в 2016 году;

- основателя, члена Правления МОО «Понимание»,

    члена комиссии по делам несовершеннолетних

       при Совете министров Республики Беларусь, 

члена международной экспертной группы ISPCAN,

       международного консультанта по обучению

                             и защите прав ребенка,

                   видного общественного деятеля

 и известного соискателя международных грантов

                   Андрея Михайловича Маханько;

- ассоциации «Содружество организаций индустрии красоты»,

        задействованной в государственно-частном партнерстве,

             в партнерских программах с Еврокомиссией,

                                странами Евросоюза,

          члена Общественно-консультативного совета

 при Министерстве образования Республики Беларусь,

                               глобально год за годом, 

                                     шажок за шажком

                     решающей насущные проблемы

                                маникюра и педикюра;

- дружного коллектива частного предприятия «Южная Пальмира»

                 с конторой в Минском дворце спорта, 

                         вероятно, любителей спорта;

             - скромно прячущих свои добродетели, но

           несомненно добросовестных и ответственных

 в деле поддержки освободившихся из мест лишения свободы

               ООО»АлегардПроект» и ООО «Юнисат»

                                    - и, конечно же,

 известной правозащитной организации «Регион 119»,

                                   если по батюшке,

                                  или «Регионас 119»,

                                   если по матушке,

    прославившейся своей принципиальной позицией

                в поддержке применения смертной казни,

 в неустанном безуспешном поиске политзаключенных,

               в поиске где поесть, только бы не на костях,

 в защите законных прав и интересов лиц в местах лишения свободы,

                руководимой как в Республике Беларусь,

                     так и за ее недалекими пределами,

                             выдающейся выпускницей

               Минского медицинского училища №1,

                                               имярек


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →