Category:

Откровения висячего замка 3

Глава Б (18+),

в которой я расскажу о потомстве Авы, о разрастании Сада, о еще одной денежной премии Замка, немного об управлении миром замками, об основах постижения сущности вещей, и, возможно, об изготовлении Авой (или Эдамом) первого висячего замка

***

А потом Ава родила Кевина, и сказала: «Обрела я человека с богом». Я расскажу подробнее, что это значит, в полной версии книги. И еще родила брата его, Гавела, и был Гавел пастухом овец, а Кевин был земледельцем.

Но это было потом, а сейчас стоит вернуться в начало.

Еще до Кевина с Гавелом Ава родила многочисленное потомство. Это были пастухи и земледельцы, свинопасы и лесорубы, рыболовы и медовары, виноделы и скобяных изделий мастера. И многие-многие другие. 

Рожать потомство Ава начала с того же дня, как исполнилось 40 недель от ее сотворения, ведь сотворил ее Всевышний уже взрослой и привлекательной. Сорок недель до первого потомства она занималась с Эдамом известно чем, и больше ничем. Больше ничем она не занималась и всю оставшуюся жизнь. Сколько той жизни было я точно не помню, но точность тут не имеет большого значения. Что-то около 800-ста лет. После рождения Штета об Аве история уже не упоминает. Эдам после этого жил еще 130 лет и делал потомство с другими женщинами, потому что родство уже проглядывало слабо, даже и вовсе не проглядывало. Делать потомство нежелательно только с самыми близкими родственниками. 

В годы Эдамовой жизни после Авы тоже ничего выдающегося не происходило. Висячий замок, Кевин, Гавел и Штет, рожденные в любви – это все, чем Ава и Эдам могут гордится, как создатели. 

Одна поправка к тексту: отношения между Авой и Эдамом еще не были настоящей любовью, это была только пралюбовь. Так же, как Ава и Эдам не были еще настоящими людьми, а только пралюдьми.

И вот тут к месту рассказать про еще один спор в Замке, который ценен для тех, кто ищет деньги. Потому что за разрешение спора тоже есть премия, и немаленькая.

Условия получения премии – те же, и раньше. Надо найти Замок и ограбить, унеся золото. Насчет состава грабителей, применения колес и вьючных животных – всё без изменений. Унес – значит твое. Изменение только одно: надо оставить записку, ради какого именно спора сделано ограбление. Споров-то у нас накопилось много, и разрешить хотелось бы все, а не только один или два. 

Поначалу мы складывали золото разных премий отдельно, но, когда число споров сильно возросло, то плюнули и решили дальше не усложнять. Просто ссыпали монеты в хранилище, премия за премией, в одно хранилище на все споры. И отдельным собранием установили Положение о записках грабителей. Самое главное, что надо помнить грабителю – без записки ограбление недействительно. Догоним и отнимем. Так что читайте текст внимательно, запоминайте историю и отмечайте себе, какие именно споры были между замками. В записке надо обязательно указать, золото какой премии уносится, и ваш вариант ответа на спорный вопрос. Если есть силы унести несколько премий – значит оставляй несколько записок.

А спор на этот раз был такой: можно ли считать Аву и Эдама пралюдьми, если создавались они по воле Всевышнего и в соответствии с его замыслом, но после создания ими первого висячего замка воля Всевышнего действовать перестала, а замысел всего дальнейшего произошел от Змея и воли Случая?

На этот счет у нас есть тоже две партии. Одна называется «потомники». Эти замки полагают, что Ава и Эдам были пралюдьми только для потомства: для пастухов и земледельцев, свинопасов и лесорубов, рыболовов и медоваров, виноделов и скобяных дел мастеров, и тому подобное. А для Кевина, Гевеля и Штета и последующих поколений – не были, потому что эти поколения жили не по воле Всевышнего, а во многом вопреки.

А вторая партия называется «кевинисты». Эти считают, что так называемое «потомство» не выделяется из ряда всего остального, что создал Всевышний, говоря: «да произведет земля  всякого зверя полевого и всякой птицы небесной». Потомство Авы – это одно, а потомство Авы и Эдама начиная от Кевина – это другое. Поэтому и написано, что «между потомством твоим и потомством ее будет вражда, оно будет язвить тебе голову, а ты будешь язвить ему пяту» (Про голову и пяту подробнее я расскажу в полной версии книги)

Что до рассказчика, так он – типичный «кевинист»

«Потомники» и «кевинисты» составили спор на этот счет и установили премию в 1 триллион долларов США в нынешнем эквиваленте за его разрешение через грабеж.

Возвращаясь к Аве и Эдаму - все остальное их потомство, а за 800 лет его было сделано немало, заполонило вначале весь Сад (кроме лужайки около Древа, занятой родителями), а потом перестало помещаться в Саду и заселило околицу тоже. Околица Сада чуть ранее перестала отличаться от самого Сада, поэтому никто не знал, где кончается Сад, а где начинается околица, а оград тогда еще не было.

Разрастание Сада произошло благодаря траве, которая растет гораздо быстрее людей, и уже давно расползлась далеко-далеко, сначала к подножиям гор, заползла немножко на горы, потом вокруг гор, потом за их пределы и скрылась за горизонтом. В плодородной почве, которая образовывалась под травой, прорыли свои ходы жучки и червячки, подслеповатые и не слишком разборчивые. Когда они выползали на поверхность, то птицы склевывали их, и вскоре птицам стало лень возвращаться в Сад, они летали и гнездились где угодно, хоть в Саду, хоть на горах. 

Вслед за жучками и червячками, во влажную и тенистую почву устремились мыши и кроты. Надо помнить, что Халдея, где был Сад – область жаркая, и найти тень и влагу было не так-то просто. Но землеройки все же иногда выбирались на поверхность, чтобы глотнуть воздуха, а тут-то их и поджидали лисы, ежи и прочие любители грызунов. Лисы преследовали мышей поверху почвы, прислушиваясь к звукам из подземных тоннелей. Иногда такое преследование длилось по нескольку дней, и вскоре лисам тоже стало лень возвращаться обратно в Сад, как и птицам. И они устраивали себе норы там, где их настигала усталость. Вслед за лисами распространились шакалы, а потом и более крупные хищники. Свои особые тропы в траве протаптывали коровы, зайцы, куры, свиньи, верблюды и слоны, привлеченные как мелкой живностью, так и сочной зеленью.  На шерсти, перьях, копытах и лапах они разносили семена растений из Сада.

Трава со временем покрылась кустами и деревьями, по ним запрыгали обезьяны и древесные лягушки, поэтому я и говорю, что вскоре околица совершенно перестала отличаться от того, что внутри. Разницу составляло только Древо Середины Сада, которое насадил сам Всевышний (или привил ветку). 

(Третий спор в Замке – о том, были ли разнесены за пределы Сада семена Древа жизни и Древа познания добра и зла, но об этом позднее)

Пастухи и земледельцы, свинопасы и лесорубы, рыболовы и медовары, виноделы и скобяных дел мастера двинулись в леса и долины, продолжая плодиться и множиться, плодиться и множиться, как и задумал Всевышний. Плодиться – это значит осваивать все новые стороны прикладной жизни, а множиться – это и есть множиться. Увеличиваться в числе. После первого пастуха стало много пастухов, а после первого кузнеца стало много кузнецов.

Оставив в покое потомство, вернемся к Случаю, который вмешался в замысел Всевышнего и нарушил его планы. По воле Случая, при содействии Змея, Ава с Эдамом сделали важную в истории вещь, еще до того, как родили своих самых известных детей: Кевина, Гавела и Штета. В наше время эту вещь называют по-разному, но я не буду применять ни одно из тех слов, чтобы какая-нибудь партия не почувствовала моей поддержки. Задача замков - ограничивать, а не подстегивать. Я опишу это образно и поэтически.

Когда Ава очнулась от потрясения своего, отдохнула и поела плодов со всех деревьев, что были разрешены Всевышним, она вновь почувствовала силу для делания потомства. Эдам – тот тоже вскоре пришел в себя. Некоторое время он с удивлением рассматривал кусты и траву, плоды и птиц, небо и горы, реки и моря, свои собственные руки и волосатый живот, черные ногти на ногах и Змея, который все еще ползал рядом, и Аву, которая рвала плоды, подставив его взору свои прекрасные ягодицы.

Ава была восхитительна, что есть то есть. Она грациозно двигалась, и голос ее был, словно пение райских птиц. И волосы ее растекались по плечам, как ручьи по склонам гор, и ниспадали с бедер. И когда обернулась она к Эдаму, прекрасная и бесстыжая, и сосцы ее были набрякшие похотью, и пупок ее сиял на круглом животе, и курчавый треугольник ее лона звал Эдама углубиться в недра его, а Эдам сидел на траве, и любовался Авой.  И только и всего.

Нашим современникам очень трудно представить ощущения людей, которые долго жили без зрения. Разве что порасспросить у тех, кто от роду незряч. Но толку мало, потому что про чувства словами не расскажешь. Да и как человек незрячий расскажет о своих чувствах, если они у него не такие, как у тебя?

Незрячий человек постигает мир тем, что у него есть – руками, пальцами, волосами, бровями, затылком, лопатками, животом, ягодицами, пятками, языком, губами, небом, носом, ушами, и прочим. Особенно – прочим.

А человек с глазами – он ленив, и постигает мир в основном глазами. И еще немножко – руками, пальцами, языком, губами, носом, ушами. 

А вот «прочим» – это что? Что вы знаете про «прочее»?

Ничего. Вам и глаз достаточно. Это именно то, из-за чего мне будет трудно объяснить, как постигаем мир мы – висячие замки, у которых ни глаз, и ничего другого. Мы постигаем мир – тем самым «прочим».

Более подробно я остановлюсь на этой теме в полной версии. А сейчас вернемся к Эдаму, который смотрит на курчавое лоно Авы, но желания у него нет.

Хотя нет, об этом – тоже в полной версии книги.

А тут я еще немного добавлю об устройстве книги. 

В названии глав в скобках стоят цифры, например, как в этой, 18+. Это означает не то, что людям до 18 не стоит этого читать, а то, что людям до 18 это будет, скорее всего, малоинтересно. Понятное дело, что определенные знания интересуют людей на определенных этапах жизни, а на других – не интересуют. 

Иногда такие цифры будут означать и те ограничения, которые есть в кинотеатрах. Но это не страшно. Даже если ваш ребенок воткнет сюда нос, то ни отрубленных голов или рук, ни побитых камнями женщин, ни порнографии, ни садизма, ни призывов к убийству или приобщению детей к военным действиям - он тут не найдет. Не то, что в ваших детских библиях. Так что эти цифры – просто справочная информация. До встречи в следующей главе.

Нет, стоп. Я еще обещал рассказать об управлении миром замками. Но колебался, оставить ли для полной версии книги, или упомянуть и тут. «Прочее» подсказывает мне, что стоит упомянуть и тут.

Управление миром, как и любое управление – это система ограничений и запретов. Современники придумали еще и другие системы управления, про которые написаны толстенные книги, защищены диссертации и которым обучают на разных дорогостоящих курсах. Но это все ерунда.

 Впервые мы позволили эксперимент с системами управления римлянам. Они назвали свою систему «кнут и пряник», хотя до этого хватало и кнута. Что вышло из нововведения – вы и сами видели. Пшик. К пшику они добавили еще «стимул», что еще больше усложнило управление. В то время как главное достоинство хорошего управления – эго простота.

Потом они принялись добавлять то и се, раздув абсурдную идею до размеров так называемого «римского права». Но и это не сработало, хоть и держалось полторы тысячи лет с опорой на силовые ведомства. Потерянные годы. 

Еще одну систему – «разрешительную» – вы видели совсем недавно, во вторую мировую войну. Это когда один человек берет на себя всю ответственность, а вам – разрешает что-то необычное. Например, убивать. Что из этого вышло – вы тоже видели. Между первой экспериментальной системой и последней, которую я назвал, были еще и другие, но суть та же. Все это не работает. Работает только одно: ограничения и запреты.

Замок, хоть он засов или щеколда, а хоть частокол или замковый ров  – это и есть ограничение, запрет. Важно то, как эти ограничения устанавливать. Самую простую модель управления миром мы распространяли как-то в магазинах «Детский мир». Это если говорить о современности. Суть игрушки в том, что там есть шарик, который катится по наклонной под действием силы тяжести, и его надо доставить в определенную точку. То есть выполнить управленческую задачу. Но на пути шарик встречает преградки. Преградки – это и есть система управления мини-миром этой игрушки. Кто хорошо научился в эту игрушку играть, у того и козыри. Он пятой точкой понимает, какие преградки роковые, а какие – на сообразительность. И тогда все хорошо. Мир открыт для ловких и сообразительных, и закрыт для глупых и ленивых. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded