Category:

Откровения висячего замка 2

Глава А (14+)

В Главе А я расскажу об обломе Авы и Эдама, и немного о том, куда это повернуло историю, познакомлю читателя с рассказчиком поближе , а заодно и с тем способом, каким он это делает, поскольку рассказчик – висячий замок, а у висячих замков не видно ни рук, ни рта, а только корпус и дужка; если еще останется место, то расскажу о том, как Ава и Эдам сделали первые висячие замки, а если не останется, то хотя бы о том, зачем им это было надо, а об остальном – в главах Б, В, Д и так далее.

Итак, об обломе.

Как только Ава раскрыла глаза, все краски мира обрушились на нее, как лавина с гор. В лучах ослепительного халдейского солнца она увидела тех птиц, которые пели над ней с Эдамом во время любовных утех. Птицы были ярких красок, переливались перышками на свету и порхали с ветки на ветку Древа жизни, раскачивая сочные зеленые листья, с которых все еще скатывались прозрачные капельки утренней росы. Капельки разбивались вдребезги о соседние листья, рассыпались миллионами брызг, и в них сияли сонмы радуг. Ветки были пригнуты к земле тяжестью плодов, которые Ава ела всю жизнь, но даже не догадывалась, как прекрасна их розовая кожица, подернутая поверху воском и пушком. Какие-то из них были чуть с зеленцой, а другие – чуть в трещинку, сочащуюся нектаром, и тучищи мушек и блошек кружили над этим нектаром, толкаясь и жужжа, обмакивая в него усики и лапки, носики и рыльца, хвостики и жальца, коготки и зубки, губки и язычки. Мир предстал перед Авой в такой сложности, глубине и непостижимости, что все завертелось перед глазами и закружилось, ударило в голову, жаром скатилось в грудь, перетекло в живот, переполнилось и пролилось ниже, и затребовало секса немедленно. 

Ава протянула руку вверх, сорвала самый красивый плод, и, не долго думая, откусила.

Мир перевернулся еще раз, словно она с силой ткнулась в стекло, ожидая звона и грома, режущих осколков и брызжущих фонтанов крови, воплей вурдалаков и когтистой лапы смерти, а стекла-то и не оказалось. Пролетев сквозь мнимое стекло и оставшись жива, Ава схватила Эдама, привлекла его к себе, взобралась на него верхом, уселась лоном на живот, схватила пальцами за волосы и впилась губами в его губы. 

Эдам, едва только нектар запретного плода попал ему в рот, тоже открыл глаза.

Открыл глаза и увидел не птиц и ветки, не плоды и мошек, а Аву. Увидел, и познал ее, как и написано во всех этих книжках, и умных, и глупых.

Пребывая всю жизнь в кромешной тьме, Ава и Эдам доверяли только пальцам, слуху, запахам, вкусу и воображению. Как много раз водил Эдам ладонью по груди Авы, и сдавливал, и гладил, и целовал сосок, и чувствовал на губах ее молоко, а вот сейчас увидел и познал, что грудь ее - прекрасной формы, самой замечательной, какую только и мог слепить Всевышний из космической глины своей. На одной была родинка, а вторую он не рассмотрел, потому что от родинки не мог отвести глаз. 

И эта шоколадная кожа, вся в сеточку просвечивающих жилок! И эти складочки на шее, и эти мочки уха, которые он столько раз покусывал зубами, но даже и представить себе не мог, как они прекрасны, когда выглядывают из-под локонов волос! И эти веснушки на щеках и на носу! И эти усики на верхней губе! И эта линия губ, названия цвету которых он еще не придумал, да и не придумает никогда! И эти ресницы, которые подрагивают трепетно, а всегда были тяжелы и неподвижны! И эти глаза под ресницами, эти бездонные колодцы глаз, на дне которых Эдам видел себя, утонувшего в них, и желал сейчас только одного - оставаться утонувшим вечно!

Но. Самая большая проблема людей в том, что вечного у них ничего нет. В скором времени все закончилось. Ава рухнула рядом на траву, грудь ее быстро и тяжело вздымалась, губы пересохли и были приоткрыты, глаза закрылись вновь, а на щеках горел румянец. Эдам, утомленный познанием жены своей,  тоже дышал громко и часто, но все тише, все тише, все тише, пока не уснул, под пение птиц и журчание ручьев, поглаживая пальцами Авин живот

Ну и пока они приходят в себя после своего прозрения, я тоже немного отвлекусь и расскажу об устройстве книги, которая перед вами. 

Она состоит из пролога, 33 глав и эпилога. 33 главы обозначены буквами алфавита, известного как «кириллица». Это немного необычно, потому что авторы чаще всего озаглавливают разделы своих книг названиями или цифрами. Они делают это для того, чтобы была возможность маневра – например, добавить еще одну главку, если такая придет на ум в процессе написания. Такая тактика произошла из особенностей людей постигать окружающее последовательно: понемногу углубляясь в предмет и расширяя сопутствующие познания. Поэтому, чем старше человек, чем больше у него опыта, тем он считается мудрее. А люди без собственного опыта – это вообще смех. Хотя такие бывают и поразговорчивее других.

У автора данной книги – висячего замка, все устроено иначе, как и у всех остальных замков, хоть висячих, хоть врезных. У нас нет молодых и старых. Замок – он и есть замок. Какой появился на свет, такой и есть весь век. Бывают только годные и негодные. Негодный замком не считается, это хлам.

Мы знаем сразу все: всю историю от возникновения мира до ее завершения. Сущность замка – все знать и все оберегать. Это вынуждает нас быть осторожными и заранее ограничивать свои откровения, чтобы ненароком не ляпнуть чего-то из будущего и не навредить ходу той самой истории, которую охраняем. На прошлое ограничений нет, даже наоборот.

Но с будущим строго: одно лишнее слово, и всему капец. Дальше пойдет неуправляемая реакция, и даже сами замки, с их давним опытом управления и ограничения доступа, ничего поправить не смогут. Поэтому, еще до того, как любой замок получает жизнь, в него Всевышним (мы так считаем, хотя точно не уверены) внедряется принцип ограничения информации. И если даже в каком-то отдельном замке произойдет поломка этого принципа, и он раскроет дужку брякнуть дурь, его тут же расплющат, будь он хоть в Британском музее, хоть на дне морском. 

Расплющенные замки по секретным каналам доставляются в Замок и идут в переплавку. Если вы нашли расплющенный замок – сдайте в металлолом, дальше мы сами разберемся. Принцип мгновенного розыска и расплющивания глупых замков является одним из наших 613 секретов, поэтому тут я останавливаюсь. Полная версия Главы А будет предоставлена отдельно.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded