Categories:

Психиатр

— А вам к какому заведующему? — спросила гардеробщица, принимая пальто с оторванной петелькой, — У нас заведующих много.

— Ну хоть к какому-нибудь, для начала.

— Тогда прямо по коридору  третья дверь налево.

Это была крупная женщина, с большими круглыми глазами и пышными волосами, уложенными диковинным образом. Она положила ладони на стол, а потом старательно переплела все пальцы, само спокойствие и внимание. Она внимательно кивала головой, помогая мне отделять абзац от абзаца заготовленной речи, которую я и произносил. Круглые очки еще больше подчеркивали ее удивленный взгляд на мир, а толстые стекла слегка сглаживали выразительность этого удивления.

Она терпеливо слушала от начала до конца, а потом спросила:

— Так что же вы от нас хотите?

Мне понравилось — «от нас»

— Чтобы вы выразили позицию здравоохранения в этом вопросе. Я ведь вам рассказал, что эксперты отказались отвечать, может ли обвиняемый по своему психическому состоянию  предстать перед судом, потому что это не представляется возможным и выходит за пределы компетенции судмедэксперта. И отказались отвечать на вопросы, страдает ли он чем-то по вашей линии сейчас. Временное психическое расстройство или другое заболевание  определяется врачом, работающим  в здравоохранении, а не в медсудэкспертизе. Это разные ведомства.

Звонит телефон, и я говорю ей — «Ничего, ответьте, я продолжу потом»

— Но мы не можем сейчас определять заболевание, потому что ваш мальчик.., кладет трубку,  - Где?

— В тюрьме. Вернее, в следственном изоляторе.

— Вот именно. А это система МВД, а не здравоохранения. Вы раньше к нам обращались?

— Нет. Не было никаких причин обращаться. Все было безоблачно. Но я ведь вам рассказал, почему все было безоблачно. Облака появились только теперь, из самого происшествия и остальных материалов. 

— Но если вы раньше не обращались, то мы не можем дать вам никакой справки.

— Но я ведь не за справкой пришел. Просто помогите мне разобраться. Или, возможно, помогите мне в суде. Не надо ездить в СИЗО, в МВД — придите в суд, это ведь все еще по эту сторону, а не по ту. Скажите ваше мнение. Или сомнения, если появятся сомнения. Как врач, а не как медэксперт. 

Женщина улыбается. 

Да..,  прозвучало наивно.

— Хорошо. Но, допустим так. Допустим, человек обвиняется в том, чего не совершал. Допустим, человек признает то, чего не совершал. И рискует сесть в тюрьму за то, чего не делал. И я вам рассказал, в чем причина.  Мы что-то можем с этим сделать?

— О, нет, —  женщина распрямляет спину, — Мы — точно нет. Мы ведь медицина, а не эксперты. Эксперты — это самые авторитетные люди. Они же сказали свое слово.

Расплетает пальцы.

— Но ведь существуют разные взгляды на одни и те же вещи, смотря под каким углом смотреть, смотря какие данные, на какие обращать внимание, а какие пропускать мимо ушей.. Хорошо.. Пусть это не к вам. Вы можете подсказать - к кому, если не к вам?

— О, нет. Поспрашивайте.

Почти встает. Ок, закругляемся.

— Последний вопрос. Не как врачу, а как сосед соседу. Хотя в какой-то мере — и как врачу тоже. Вас не беспокоит, если парень сядет в тюрьму, хотя, возможно, ему надо лечиться?

Удивленные очки на секунду становятся еще больше удивленными. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded