Categories:

Шесть ударов ножом в спину. Адвокат.

Работа адвоката так же трудна, как и все другие работы. Сидишь на дежурстве в адвокатской конторе, и вдруг звонок

- Здравствуйте, это следственный комитет. У нас тут несовершеннолетний, приезжайте на допрос.

И ты кидаешь все свои дела и едешь на вызов, уже заранее морщась, сомневаясь в том, заработаешь ты на этом, или нет. Хотя, несомненно есть люди, которые думают о деньгах в последнюю очередь.

Так, или примерно так, обвиняемый-подросток и получает от государства адвоката. Бесплатного.

Деньги стали такой же неотъемлемой нуждой нашей жизни, как еда, вода, сон, тепло и секс. Иногда они даже скачут впереди всего. Хотя мы очень стесняемся об этом говорить. То ли дело о еде. Я все еще лежу в палате, прилипший спиной к матрацу, и разглядываю галлюцинации от высокой температуры и обезболивающих. А мне уже звонит мама Семена и спрашивает, будем ли мы брать адвоката.

- А ты как думаешь? - отвечаю я

- А деньги?

- Не знаю.

- И я не знаю

- А что ты знаешь?

- Ничего не знаю. Я на потолке мультики смотрю.

Но адвокаты – знают. Каждый раз после очередного допроса каждый очередной адвокат, а он каждый раз разный – этот государственный, бесплатный – объясняет маме, в чем преимущества и в чем слабость бесплатности. Но это понятно и так.

Это понятно не только маме, мне, всем товарищам по палате, всем родственникам и знакомым, но даже и незнакомым. Происшествие не оставило равнодушным никого, и уже через пару дней у меня надрываются средства связи от нахлынувших предложений. 

- Вам надо срочно нанимать адвоката! – звонит и пишет мне мама одноклассника Семена, - Срочно! Я даже готова помочь деньгами! Мы все – все родители – все скинемся и поможем деньгами (позднее – скинулись и помогли, огромное спасибо, ребята). Семен отличный парень, и его надо спасти!

Чуть позже она уже будет поносить меня последними словами, присоединившись к хору истинных доброжелателей. Но в тот момент мама одноклассника – просто идол искренности и активности. 

Особенно активности. Мой мессенджер плимкал без остановки.

- Я нашла вам отличного адвоката! Запишите телефон, скажите, что от меня!

- Я нашла еще лучшего адвоката, запишите телефон! Звоните сейчас же!

- Я нашла самого лучшего адвоката, он в этой сфере всю жизнь! Не волнуйтесь о деньгах, я заплачу!

И в том же духе. Мессенджер плимкал, и когда я спал, и когда мне отдирали пластыри, икогда я сидел на унитазе, и когда хлебал больничный суп, и всегда. Активная женщина давала мне юридические консультации и находила контакты, интересовалась Семеном и всеми новостями, предлагала деньги и рвалась на свидания, требовала отчетов и наводила справки, и к тому времени, когда я, наконец, послал эту добрейшую женщину к ебеней матери, то есть в круг доброжелателей, ситуация с адвокатами прояснилась.

У нас – 800 адвокатов. Ну и кого взять? Ведь дело непростое, и надо бы найти самого лучшего.

После того, как советы всех друзей были выслушаны, я обзвонил все юридические конторы, а их у нас по две штуки на район. Поговорил со всеми заведующими, кому смог дозвониться (в некоторых консультациях к заведующему пробиться не так-то легко) Каждому из них я рассказал нашу историю, выслушал мнение, попросил помощи. Помощь нужна вот в чем: адвокат должен иметь опыт с несовершеннолетними, должен иметь хороший стаж и должен искренне хотеть взяться за это дело, а не с радостью на нем заработать. 

— Ну, это вы уж.., — улыбались в трубку на том конце.

Каждый из заведующих советовал совершенно разные вещи и совершенно разных людей. После этого я поговорил со всеми этими людьми. На это ушла неделя. После этого я встретился с некоторыми из них, чтобы поговорить лично, и в результате остановился на одном. Адвокат с тридцатилетнем стажем, который меньше других вешал мне на уши лапшу, но внимательно слушал суть дело и проникся к Семену искренним сочувствием. 

Как определить искренность? По глазам, больше никак. После этого я познакомил их с мамой Семена, они заключили договор, и дела пошли веселее.

Вся проблема этой схемы в том, что потерпевший не может иметь дело с адвокатом обвиняемого. А я и потерпевший - и самое заинтересованное в помощи лицо. Нонсенс. Существует адвокатская этика, и мы следуем этому правилу. Мы не общаемся. Это очень ограничивает меня в помощи Семену, но я стараюсь все делать правильно. И я думаю, что мы это сделаем. Каждый по-своему.

P.S. А вот следователь думает иначе.

- Ты сколько зарабатываешь?.. Ладно, не сочиняй, я же не налоговая. Так вот. Не траться на адвоката. Ему дадут бесплатного, и будет то же самое. Поверь мне. Никакой адвокат тут тебе не поможет. И вообще - ты думал о том, что будет, когда твой мальчик вернется домой? Вот об этом думай, а не об адвокате. Твой сын убийца… Ай, ну не дури голову.. Ладно.. Как хочешь.

Р.P.S. Истинные доброжелатели интересуются, не желает ли автор строк заработать, танцуя на костях. Дорогие мои, любимые. Конечно же хочу. Вы можете присылать мне не только ваши замечательные толкования происходящих событий, но также овсянку, или по рублю за каждую вашу реплику, на гонорар адвокату. Слабо? Реквизиты в верхнем посте блога. 

 Искренне ваш, _хайполов.



Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →