lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Categories:

Минск - Грин Бей, 2

Внизу у трапа стоит автобус. Из него выходит женщина-водитель, приглашает войти и сесть. Мы одни на весь салон. Подходит и пристегивает, каждого. Приносит с улицы нашу разобранную коляску, кладет в салоне на пол, садится за руль. Двери ж-жжж-ых, , поехали. Через десять минут причалим в бетонно-стеклянных недрах аэропорта.

Наблюдение за каждым шагом персонала, обслуживающего инвалидов, доставляет почти физическое наслаждение. Ощущение расслабленности, словно ты приехал в массажный салон. Каждый жест - очень медленно, чтобы было ясно и без слов. И да - это вовсе не сервис для инвалидов. Тут это называется - люди, которые нуждаются в помощи. Подобным образом возятся с каждым, кому попросту тяжелехонько топать ножками, и он лучше бы прокатился в коляске. Похоже, этим сервисом с удовольствием пользуются все, кому за 70. Пока Ира сидит в автобусе с Лилькой на руках, я спокойно свинчиваю коляску, устраиваю одеялко и подушку, потом выношу спящего тихим сном ребенка, укладываю. Вспоминаю попутно, как в феврале мы все это проделывали под проливным дождем на летном поле Вильнюсского аэропорта. В большой стеклянной стене открывается стеклянная дверь. Мы вкатываемся в комнату, останавливаемся, на этом женщина-водитель с нами прощается. Открывается вторая дверь, и теперь уже другая сотрудница, в другой униформа, приглашает нас войти. Пост сдал - пост принял: мы поступили под опеку какой-то другой службы, более высокого ранга. И оказались в зале ожидания для инва.. Людей, нуждающихся в помощи.

Рассаживаемся. У нас просят билеты, и за стойкой напротив занимаются уточнением, куда нам дальше. Показывают рукой на кофе-машину, на туалет, еще на что-то. В кресле напротив, выкатив из-под него специальную приставочку, превращающую кресло в шезлонг, подремывает старичок. Хоть это слово вовсе и не подходит седенькому господину. Через полчаса к нам подойдет еще одна сотрудница, спросит - будем ли мы двигаться сами, или нас надо везти, и мы отправимся в путь к нужному терминалу. Если бы нас надо было везти, то подъехала бы этакая электрокарета мест на 6, с отделением для багажа, мы бы сели в нее, и поехали бы, в числе других таких карет, которые то и дело обгоняют нас, или едут навстречу.

Идем мраморными коридорами, поднимаемся стеклянными лифтами, сворачиваем туда и сюда бесчисленное множество раз, сотрудница чипом открывает перед нами какие-то двери, добираемся до станции, ждем у желтой полосы на полу, вкатываемся в подошедший электропоезд, едем над крышами к нужному терминалу. По прибытии к месту оказывается, что весь путь, от приземления самолета до кресел напротив стойки регистрации на Чикаго занял один час. Сотрудница прощается, желает приятного путешествия, и оставляет нас. Через час она приведет сюда еще одну коляску. А мы к этому времени уже научимся добывать две чашки кофе за 1€.

Регистрация.
Регистрация начинается за 3 часа до вылета. На почтительном удалении от стойки выстраивается очередь, вначале жиденькая, но спустя тридцать минут уже основательная. Поэтому четыре часа на пересадку - самое разумное.

Мы не стоим - мы сидим в креслах для нуждающихся в помощи, что расположены непосредственно перед стойкой. Лилька спит в коляске. Легкий обед из припасов, еще полстаканчика смекты, и про тошноту и рвоту на старте мы уже как-то и забыли. Родители с детьми, люди в колясках - без всяких церемоний проходят вперед. Ватаги тинейджеров тоже запросто проходят вперед, не оглядываясь на хвост. Видимо, еще не отвыкли считать себя детьми. Ладно, никто не спорит.

Без языков сложно общаться с сотрудницей у стойки. Но она особо не нервничает, не получая ответов на свои вопросы. Минут через 15 появляется женщина, говорящая по-русски.
- Я советую вам заказать услугу сопровождения. Вы отдадите коляску прямо тут, вместо нее привезут другую, на которой доставят девочку прямо в салон на ваше место. Прямо сейчас, раньше других. Она не испугается, если ее посадят в другое кресло?
- Вообще, мы обычно все это проделываем сами.
- Не стоит. У меня - такой же ребенок. Я двадцать лет проделывала все это сама. И только последние семь лет - делаю как надо. И вам советую. Поверьте, однажды стоит попробовать, и сейчас очень удачный момент.
- Мне не хочется отдавать коляску прямо сейчас. До вылета еще два часа.
- Как хотите. Отдадите тогда, когда сочтете нужным. Делайте так, как вам удобно. Заказываем?
- Ок, давайте.
Примерно через полчаса приходят люди и показывают, что уже пора. Просят пройти с ними. Прикатывают тележку. Пробуем пересадить Лильку. Лилька спит, расслабленная вся как тряпочка, отчего посадка в новое кресло выглядит сомнительно. Снова появляется женщина с русским языком и говорит, что они передумали, просят довезти ребенка до борта таки в нашей коляске, ну а на борту они уже и сами. Ок, делаем. Через 10 минут уже сидим в креслах. Вместо эконома нам дали эконом плюс. Предстоящий 10 часовой полет над океаном ощущается не работой, а милой прогулкой.

Весь этот путь я время от времени думаю о том, что термин "ограниченные возможности" - это всего лишь ловкий риторический трюк. На самом деле это - ограниченная поддержка.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment