lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Category:

Моя неподдельная гордость

42 км в Севилье - наш с Лилькой третий марафон. Вообще это - трудно, в первую очередь. Друзья и знакомые уже привыкли к тому, что мы бегаем марафоны. Я тоже к этому привык, и только после тридцатки вдруг доходит, куда попал. Марафон - не развлекательная прогулка.

И в чем смысл тогда?.. Какая связь с ребенком?.. Как влияют наши марафоны на состояние Лильки?



- В первую очередь, они влияют на мое состояние, - ответил бы я. И это гораздо важнее.

Такой ответ, однако, не засчитается. Понятное дело, ведь вопрос об одном, а я - о другом. Поэтому обычно вместо этой важной вещи я говорю что-нибудь поскромнее.

Настоящий ответ на этот вопрос не очевиден, не сразу понятен. И даже для того, чтобы его попросту произнести, нужно достаточно смелости: ведь кому-то из окружающих это обязательно покажется нахальством.

Но тем не менее. Если ребенок не может ходить, выражать свои мысли и чувства, не может что-то делать, в чем-то участвовать, но при этом - ведь живет же он и в чем-то участвует! - то кто тогда его руки, ноги и голова?..



Ага, вот именно. Вот об этих реальных, а не о корявенько данных природой руках-ногах-голове и нужно думать в первую очередь. И я бы всем советовал. Если с твоими руками-ногами-головой в порядке, то и с ребенком все будет в порядке. Поэтому и говорю: в состоянии Лильки самое главное - это мое состояние. В состоянии детей с инвалидностью самое главное - это состояние тех, кто за ними ухаживает. Наш совместный бег как раз мое хорошее состояние и поддерживает. Я здоров, как олень, чувствую себя лучше, чем в свои 25, у меня есть стремления и цели, и в этом ее счастье. А потом уже - и мое.



Вторая половина ответа.
Если сравнить поездку на марафон с поездкой в санаторий (в больницу, в реабилитационный центр и тп), то очевидно большое отличие. В любое другое место поедешь и с больным ребенком. Подлечат на месте, если что. Но не на марафон. Сюда ты должен ехать со здоровым, и хоть наизнанку вывернись. Без соплей и кашля, с нормальным пищеварением и режимом дня. Ты вынужден делать ребенка здоровым, пусть он хоть стократ инвалид и паралитик. Как?.. Об этом - в другом месте. Но если у меня получается спланировать на два-три месяца наперед, что в такой-то день мы сядем в самолет, а в такое-то время мой маленький партнер будет готов к 4 часовому бегу в многотысячной толпе при любой погоде, то это значит, что в подготовке у меня получается переплюнуть всю действующую медицину. Потому что любой врач, даже самый лучший, в нашем случае только разведет руками и пожмет плечами. Может быть, кто-то знает более эффективный способ восстановления ребенка с тяжелым параличом?



Когда ты ставишь высокую планку, то и к подготовке вынужден относиться соответственно. Я не могу себе позволить то, что позволят себе другие, чьи дети не просыхают от соплей и прячутся от плохой погоды дома. Так же, как и не смог бы позволить себе накатывать пространные тексты о том, как много я делаю для ребенка, если бы ребенка не было видно. Лильку видно и вблизи, и издалека, и это моя неподдельная гордость.



Поездка далась тяжело. Мы выехали из Минска в час ночи автобусом в Вильнюс, добирались до Севильи тремя самолетами ровно сутки. В аэропортах никакой помощи не заказывали. Все это - после двух месяцев спаленных нервов на поиски денег, логистику, посреди всех остальных дел. У меня почти не было возможности тренироваться - работающий дважды в неделю спортивный клуб изрядно тянул на себя одеяло. Одновременно мы готовили проект для программы малых грантов посольства США, одновременно - проект сотрудничества с Беларусбанком. Систематически мало сна. На хвосте висят судебные исполнители из-за разбитых в мае машинами, да и все остальные дела житейские тоже. Эти спаленные ресурсы аукнулись уже на двадцатом километре. К 35-му больше всего на свете хотелось послать все к чертям. Но мы не только добежали - мы еще смогли не пропустить вперед ни одного из наших спортивных конкурентов: в марафоне участвовало еще с десяток колясок.

На 42-м, после финиша на олимпийском стадионе Севильи, вся шелуха отпала. Как всегда бывает на финише. Осталось только счастье и гордость за себя. За нас. За Лильку. Марафон - это не конкуренция бегунов, в обычном понимании. Это состязание самого себя с самим собой же: такого, каков ты есть - с таким, каким можешь быть.



Сейчас мы летим обратно, отрезок Барселона - Милан. Лилька зевает, задумчиво смотрит в длинный самолетный коридор с веселенькими рэнэйровскими креслами, подсвеченными ярким средиземноморским солнцем. Впереди еще две пересадки, автобус из Вильнюса в Минск, куда мы приедем завтра к 6 утра. Мы все это не только выдержим - мы получим от участия огромное удовольствие. И снова окунемся в продолжение нашей бесконечной промозглой зимы. Но зима, холод, ненастье - тоже шелуха. Огромное спасибо всем за помощь и содействие. Мы счастливы.



[еще пару фоток]











Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments