lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Categories:

согласие

Про море говорят – у него сильная энергетика. И про горы тоже. Про леса. Про реки. Про харизматичных людей. Но все это чепуха. Энергетика – это совсем другое, стоит заглянуть в словарь. Это область народного хозяйства. В море, горах, космосе, китах и некоторых людях скрыто и манит нас совсем другое, вовсе не энергетика.

Согласие.

Именно согласие каждой частички с целым позволяет морю - быть. Как и горам. Распили горы на кусочки, и ты получишь щебень. Проложи в лесу дорожки, и ты получишь парк. Дробление, границы - разрушают целостность, нарушают согласие частиц. Мы, люди-человеки, слишком раздроблены, слишком разделены границами. Пол, статус, каста, возраст, достаток, права, образование, талант, здоровье, темперамент и прочее – огромное количество границ. Мы становимся едиными, согласными – только в толпе. Толпа стирает границы. Именно поэтому толпа может сносить на своем пути все, как цунами. Вне толпы мы – щебень. Нелепо звучит, но такой высокоразвитый вид существ, как люди, находит согласие преимущественно в толпе.

Согласие удваивает, умиллионивает силы. Рождает непоколебимость. Узаконивает стремление всякого сущего - «быть». Вот и вся пресловутая энергетика. Именно поэтому нас притягивают горы. Море. Леса. Небо. Пророки. Возбуждают. Умиротворяют. Океанские лайнеры. Религиозные идолы. Гигантские проекты. Днепрогэс. Полет на Марс. Своим совершенством «быть». Незыблемостью. Тем, чего у нас нет. Для всего гигантского требуется совершенное согласие всех его частей. Согласие, а не подчинение. Согласие завораживает, потому что в обыденной жизни для нас оно парадоксально недостижимо.

Вот об этом я думаю, когда бегу на марафоне. О том, что тут вовсе не спорт. Лидер имеет отношение к марафону лишь как необходимый атрибут. Как и последний ковыляющий, все-таки выживший, несмотря на свою никудышную подготовку. Лидеры и аутсайдеры – это щебень. Не в оценочном, а в учетном смысле. Награждение лидера малоинтересно, разве что ему самому. Позор сошедшего с дистанции – это только его личный позор. Финиш марафона не несет в себе никакой пресловутой энергетики, в отличие от старта. Старт – взрыв стихии. Марафонская дистанция – разгул. Финиш – это лишь пузыри на луже в конце дождя. Марафон силен своей глыбой, а не своими вершинами и ущельями. Марафон – это редкий вид толпы, действующей созидательно. Вот поэтому меня сюда и влечет. Эти люди задумали, сговорились, подготовились, пришли сюда сами. Как и я. Ради того, чтобы БЫТЬ. Совершить. Вместе. В уверенности, что свершение свершится. Сосуд наполнится, опрокинется, и из него хлынет в стремлении свершить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments