lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Categories:

Для радости

На 35-м километре марафонского бега от спортивного удовольствия уже не остается и следа. Пальцы ног сбиты о внутренние своды кроссовок так, словно по ним долго стучали молотком. Саднят отвердевшие мозоли. Ноги налиты тяжестью, и грузно толкают землю где-то там, внизу. Вверху же – соляная корка покрыла брови, веки, а ручейки пота проточили в ней русла, и стекают по внешним уголкам глаз. Оближешь сухие губы – хрумкие кристаллики соли на языке. Все разговоры с бегущими рядом уже переговорили. Все мысли уже пробежали в голове по два раза, и улетучились напрочь. На лбу пульсирует вена, и тебе все равно, сколько мошек прилипло вокруг нее. Золотые краски осени, синее небо, блеск воды – это все для пешеходов, встречных и попутных. Ты видишь только пятак асфальта перед собой, на который через секунду поставишь ногу. Между лопаток гуляет болезненный озноб. Приближение пригорка вызывает тошноту. За мертвенной усталостью прячется только одно желание – плюнуть на все, и пойти себе куда-нибудь в сторону, засунув руки в карманы, подальше от всей этой дури. Если бы не люди, которые на тебя смотрят. Если бы не тот самый неотвязный спутник, который смотрит на тебя из твоего нутра. Этот спутник уже не одного марафонца спровадил в могилу.

А впереди еще 7 км. Наваливаешься на рукоять коляски, и топчешь дальше.



Зачем?

- Зачем вы это делаете? – спросил ведущий.

Мы сидели в студии, несколько ненормальных. Один ненормальный демонстративно вытащил на олимпиаде флаг соседней страны, которую не допустили к участию. Другой ненормальный в одиночку проехал пол-Европы на ручном байке. Еще один ненормальный умыкнул целых пять золотых медалей в Рио. Все присутствующие могли быть нормальными, и не выпячиваться. Зачем же?.. У каждого свой ответ.

На вопрос «Зачем?» я ответил – «Для радости»

Аудитория немного смешалась, а после секундной паузы громко захлопала. Аплодисменты не дали мне закончить мысль. А между тем, я всего лишь замолк, чтобы напомнить публике это слово – «радость», чтобы оно как-нибудь залегло, зацепилось в ушах.

Наверное, я должен был сказать традиционное, заученное – «социальная интеграция», «помощь детям», «обратить внимание общества», «показать пример», «благотворительность», «проблемы семьи», «реабилитация», «активная жизнь», и так далее.

Но перед глазами у меня – озабоченные лица работниц коррекционного центра, которые сказали нам, что ребенок тяжелый, и на полный день они нас не возьмут. Озабоченные лица работниц управления соцзащиты, когда я приношу документы на памперсы. Озабоченные лица врачей, когда я хоть изредка захожу в поликлинику. Озабоченные лица всевозможных ответственных исполнителей, когда они сочиняют нам отказы на наши просьбы. Озабоченные лица прохожих, кондуктора в троллейбусе, продавца в магазине, мам на детской площадке, собственной родни. Все эти лица полны любых эмоций – тревоги, ожиданий, заботы, жалости, скуки, удивления, возмущения, сочувствия, в них отсутствует только одна эмоция - радость.

Но вот когда я добегаю с моим ребенком до финиша, то только эмоцию радости я и вижу на лицах людей, больше ничего. Больше – ничего. Не на озабоченности, а на эмоции радости станет однажды возможной и помощь детям, и благотворительность, и обратить внимание, и все остальное. И когда на моем лбу пульсирует жила, и прилипли мошки, и соль в глазах, и пальцы ног в кровь, и хочется остановиться и пойти в сторону, сплюнув вязкую слюну и засунув руки в карманы, то единственное, что толкает меня вперед, так это стремление к радости.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments