lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Categories:

Сентябрь. Суббота. Утро.

Тяжелая облачность придавливает к земле, слишком уж настойчиво напоминая о приближении бесконечной зимы. Хочется включить в доме свет. Вот и дождь застучал. Мелкий, да все сильнее, да все громче по жестянке подоконника. Превалившись через полдень, время  катится к ранним сумеркам, как с горы.

Однако, совсем иначе  открывается взгляду ранняя осень утром, из парка. Тут другое все: освещение, воздух, чувства, мысли в голове. Вчера я пробегал мимо машины, припаркованной около въездного шлагбаума, а внутри сидела пара, обнималась, целовалась. Семь часов утра. Счастливые люди.

Только чудакам доступны эти радости, осколки ушедшего лета. Чудаки живота собирают яблоки, набивая ими пакеты, мешки, сумки на колесиках. Я называю их чудаками, потому что яблок в этом саду, разбитом еще в мичуринские времена, видимо-невидимо. А людей,  которые их собирают, до смешного мало. Будут висеть, пока не упадут и пропадут.  Штрейфлинг, антоновка, и множество других сортов, вытесненых ныне всякими чудесами селекции. Хрустнешь зубами сочную твердь,  и ударит в ответ забытыми ароматами дедовского сада.

Чудаки духа расположились кружком, и медитируют под тихую музыку, плывущую в безмолвии утра. Поднимают руки к небу, опускают руки к земле, устремляя свою сердцевину подальше от суеты, из тесных телесных оков. Кто-то назовет их сектантами, а я называю их чудаками. Потому что их мало, а вместилище духа  утреннего парка выглядит бескрайним.  Оно раскинулось вширь, белым туманом над синей речной водой, желтыми листьями, рассыпанными по влажным дорожкам. Устремилось вглубь, прозрачным тоннелем аллеи, обрамленным черными, уходящими вдаль стволами.  Возвышается до неба, прозрачного и светлого. И только горстка чудаков впитывает в себя это дармовое добро.

Чудаки тела выглядят самыми жадными, спешащими объять весь парк целиком. Пружиня кроссовками,  они вторгаются в тихие землистые тропы между состарившимися стволами,  в широкие аллеи, вымощнные брусчаткой, на пустынный гребень высокого берега, на асфальтовую велодорожку, вьющуюся в низине. Выныривают из-под сени древесных крон на просторы газонов и клумб, заныривают обратно.  Я называю их чудаками, потому что нас мало, и одинокая тонкая линия нашего движения совершенно безуспешно пытается заштриховать грандиозный ландшафт.

Чудак же с коляской бегает по парку и вовсе один)



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments