lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Category:

полет одинокого пилота

Название «Диаконический дом социального служения» поначалу меня смутило. Однако, напомнив себе о национальной русской слабости ко всему заморскому, я смирился. Пусть бы мы так же спешили принять заморский опыт, как наш язык стремиться принять заморские слова. «Диаконический» означает «служебный».

Диаконический дом социального служения находится в поселке Тарасово , на территории Прихода храма рождества пресвятой богородицы белорусской православной церкви. Длиннющее какое название. Лет десять назад этот дом основали и построили «немцы», как говорят его нынешние распорядители. Я не стал копаться в подробностях, но по разговорам понял, что эти «немцы» являются какой-то христианской евангелической общиной.

Уже не раз я сталкивался с тем, что для некоторых религиозных общин– я видел это у американцев, а теперь вижу это у немцев – богослужением является не сжигание свечек, не аскеза и долгие молебны, а реальное служение на благо других , кто в этом нуждается. «Если господь бог действует нам во благо, то мы, созданные по его образу и подобию, тоже должны действовать во благо других (а не себя)» - эта формула жизни присуща любому баптисту, насколько я знаю.

Люди собираются в кучку не для того, чтобы побрызгать водой на куличи, или разнести по домам разукрашенные ленточками веточки, а для того, чтобы сделать что-то более существенное, чтобы сделать мир вокруг себя немного лучше. А не просто убаюкать свою душевную тревогу приобщением к святым предметам.

Вот эти «немцы», например, взяли да построили реальный дом, в котором могут хоть некоторое время пожить в комфортных, человеческих условиях инвалиды, которые по-большей части живут в условиях совершенно противоположных, некомфортных, и даже не человеческих. Очевидно, «немцы» рассчитывали, что подав пример, показав, каким бывает «хорошо» на мрачном фоне нашего обширного «плохо», они положат начало развитию нового направления. Обычно такой фокус называют пилотным проектом.

Нас с Лилькой пригласили в этот дом провести выходные, и вот что мы там увидели.



[Нажмите, чтобы читать и смотреть дальше]

В холле на первом этаже





мангал на заднем дворе



вечерком перед телеком




Наутро. Я опасался, как там будет спаться, не в своей постели. Но зря, все прошло хорошо.


кухня и столовая




в холле на втором этаже




занятия с эрготерапевтом Инной









Творческий уголок



в мансарде



собственно дом



Совместное проживание с глубоким инвалидом очень тяготит его семью. При всей любви, сострадании, трудолюбии и тд. 24 часа заботы и любви – это многовато для любого человека, даже для самого любвеобильного. У нас не принято об этом говорить, у нас принято об этом помалкивать. «Вам дали социальную квартиру – вот и живите. Вам дали пособие, льготы, пенсию – вот и пользуйтесь» С одной стороны, это очень хорошая помощь. С другой стороны, это похоже на кость, которую кинули собаке, чтобы она отстала. Даже если на кости достаточно много мяса, и другие собаки и в самом деле столько и не видали, то со временем мясо кончается, и остается только кость. Социальная квартира не решает проблемы постоянной привязанности здоровых людей, с их специфическими потребностями, к человеку, ограниченному своими специфическими возможностями. Уравновесить эти весы не так-то просто. Денежных вложений и изобретательности тут нужно гораздо больше, гораздо больше.

Про инвалидов в интернате я вообще молчу. За ними ухаживают до восемнадцатилетнего возраста, кормят их таблетками, меняют им подгузники, худо-бедно чему-то обучают. В восемнадцать лет он вдруг становится взрослым, и его отправляют умирать в дом престарелых. Где-то мне попадалась цифра, что средняя жизнь вот такого интернатного инвалида длится 23 года. Конвейер смерти. Не понимаю только, зачем так долго мучить живое существо.

Когда лет сорок назад в Америке, в Англии - в общество просочились материалы об особенностях содержания инвалидов в закрытых учреждениях, это вызвало настоящий взрыв эмоций. Общество задвигалось, зашевелилось в поисках решений, потому что ощущать себя обществом садистов не так-то приятно. Однако я не вижу, чтобы наше общество интересовалось подобными проблемами. Мы переключим телевизор на ток-шоу.

«Да сколько же можно вкидывать деньги в то, что не дает никакой отдачи ?!» - возмутится справедливый обыватель, с которого предлагается состричь еще немного шерсти. «Да у нас нормальные люди того не видят, что вы хотите для ваших инвалидов». Аргументы для ответа имеются настолько существенные, что их лучше вынести в отдельную тему, но сам ответ будет такой: Сколько понадобится, столько и можно, пусть даже это будут совершенно космические суммы. Чем глубже инвалидность, тем больше требуются суммы, чтобы компенсировать физические недостатки до уровня отсутствия дискриминации. Совершенно дикая мысль, да?

В общем, пилотный проект диаконического дома служил для того, чтобы показать, как проблема решается в Европе. Интернат, и даже семья – не лучший выход для инвалида. Одно из неплохих решений – это дома совместного проживания, где несколько инвалидов имеют по отдельной комнате, общую площадь для досуга, общую кухню, общий обслуживающий персонал. Однако дело вширь не пошло.

Это слишком дорого.В Европе есть и другие вещи, не менее интересные. Те же немцы, например, выпускают неплохие машины Мерседес. Они очень хорошо смотрятся, когда выруливают из ворот госучреждений, сверкая лаком. Вот другими делами мы и занимались. Строили дворец президенту, ледовые арены, офис олимпийского комитета, облицовывали полированным камнем цокольные этажи на центральном проспекте, прокладывали велосипедные дорожки, ну и так далее. Через пару дней возьмем запустим в небо миллионы долларов по случаю вечеринки дня победы. Чтобы все более и более походить на цивилизованную страну, сильную и дружную.

Ну а пилот.. Пилот как летел, так и летит в гордом одиночестве. Ту-ту-у..



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments