lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

однажды в Чикаго

Однажды в Чикаго сидели мы с Лилькой в одиннадцатом ряду, и получали изрядное удовольствие.

Чикаго был не совсем настоящий, он был сооружен на сцене мюзикла из железа и пластика. Мюзикл тоже был не совсем настоящий, это был белорусский слепок с оригинала, и давали его в Театре Музкомедии. Артисты пели и говорили на русском языке, и даже вокзальный громкоговоритель, объявлявший об отправлении поезда в Майами, тоже напоминал станцию пригородных электричек минского ж/д вокзала. Все эти вещи вызывали улыбку.

Но вот мы-то с Лилькой были настоящими. Мы сидели в настоящем театре, на настоящем вечернем сеансе, посреди настоящей публики, и наше удовольствие тоже было настоящим.

Понятное дело, что в театре нет ни одного пандуса, никаких инвалидов тут не ждали ни архитекторы, ни нынешние владельцы. Понятное дело, что билетерша у входа отвесила реплику «Ну вы даете!», и, понятное дело, что это была реплика возмущения, а не восторга. С ребенком, да еще с таким, да на вечернее представление, и так далее, пока не стихло далеко за спиной. Понятное дело, что по лестнице в зрительный зал вскорячивал коляску я сам, а публика, восходящая в храм искусства и культуры, чинно шествовала впереди, позади, и рядом - по красной ковровой дорожке, прихваченной латунными прутьями в углах ступенек. Мне не хотелось задевать ее достоинство намеками «а не могли бы вы..», бывает иногда, возьмет да переклинит. Попросту настроение было отменное.

Погасла люстра в потолке, грянул оркестр, поехал занавес. Сцена засверкала разноцветными лампами, стройными ногами полуголых танцовщиц, черными блестящими плащами чикагских гангстеров, и так далее. Сколько лет я не был в подобном месте?.. Ой, да.. Кажется, миллион.

Ущербность, ненастоящность бытия , куда постепенно сползаешь, имея больного, привязывающего к себе ребенка - сполз, да и не заметил – самым лучшим образом ощущается тогда, когда оказываешься в той самой, настоящей жизни. Со всеми ее атрибутами – основательностью, всеобщностью, размеренностью. В семь начало, в девять двадцать конец, в середине буфет. И можно себе позволить расслабиться.

А расслабиться и в самом деле можно. Лильке явно нравится, все глаза на сцену. Это вам не филармония. Гангстеры время от времени палят из автоматов и взрывают петарды. Девчонки задирают красивые ножки, и вертят аппетитными попками. В зал выбрасываются милые вульгарные скабрезности. Не слишком высокий профессионализм артистов делают мир мягким, человеческим. Еще бы полрюмки коньячку сюда.

Первое, что теряешь, обретя больного ребенка, так это смысл жизни. Ты отрываешься от привычных занятий, от радостей и удовольствий, от планов и перспектив. Он тебя держит, и хватка все сильнее. Ты постоянно живешь в напряжении, и нет ему ни конца, ни перерыва. Жизнь прошла, и тп, и тд.

Хм.. Интересно.. Относятся ли эти заголенные красивые ножки к смыслу жизни, если я тут чувствую себя вдруг так комфортно?.. Относится ли к смыслу жизни вся эта приторно сказочная история на сцене, на которую так приятно смотреть, откинувшись в мягком кресле?..

Да бог с ним, со смыслом жизни, который так еще никто и не нашел.

- Что такое жизнь? – разобраться бы прежде того.

Однажды я заглянул в энциклопедию и присвистнул. Как оказалось, с определенностью понятия «жизнь» ничуть не лучше, чем с ее смыслом. Сами загляните. И из всех предложенных вариантов я выбрал в конце концов один, который пришелся по душе моему критическому чувству. «Жизнь – это цепочка постоянно открывающихся возможностей»

- Жизнь - это цепочка постоянно открывающихся возможностей, - напоминаю я себе снова. И выходит, что даже вот эта игриво поднятая ножка, приоткрывающая возможность заглянуть туда, куда обычно доступ припрятан получше - это тоже жизнь, вместе с ее неуловимым смыслом. Поэтому-то тут комфортно и хорошо.

Первое отделение закончилось как-то быстро, я и не заметил. Аплодисменты, занавес, люстра, буфет. Все по-настоящему. И даже рюмка коньячку. Все, что нужно для смысла жизни – это найти новые возможности. Мы сидели дома, мы занимались нашей суррогатной жизнью, а потом рискнули, напряглись, и нашли новую возможность. Одну, другую, третью, пятую, и это заново вошло в привычку. Жизнь есть, даже на Марсе. Подумаешь, пандуса нет.

Хотя, с пандусом было бы гораздо лучше. Снова вскорячиваюсь по лестнице в зал. Я не чувствую себя ущербным, я чувствую себя гигантом. Это еще одна новая возможность. По отношению к вам, господа-отвернувшие-лица. Слабо на мое место?

20150304_201120

20150304_195601

Люстра, занавес, оркестр, девочки, Майами, льняные пиджаки и брюки, гавайские рубашки. Где-то скоро будет козырная фраза представления: «У каждого – свои недостатки». Хотя нет, это где-то в конце. Та-ак.., о чем это мы?

О возможностях. Мы утратили возможности, которые у нас были, и от этого страдали нещадно.

Угум.. А ведь похоже на то, что мы хотели все тех же и тех же возможностей, вместо цепочки новых. Позвольте, так ли уж мы страдали по смыслу жизни, на самом деле?.. Прокручивая вот это непонятно что, с набором одних и тех же повторяющихся возможностей?.. Конечно, это было гораздо, гораздо легче.. Делать одну и ту же работу.. Открывать одну и ту же дверь по вечерам.. Ездить в один и тот же отпуск.. Сажать в одну и ту же грядку семена по весне.. Жить в одной и той же стране.. Смотреть на одни и те же лица в телевизоре.. Спать с одной и той же женщиной.. Исповедовать одну и ту же религию.. Боготворить одних и тех же кумиров.. Верить в одни и те же ценности.. О ля ля.. Так ли удивительно, что мы никак не найдем смысл всей этой жизни?..

Я шелестю фольгой обертки, и даю Лильке кусочек подтаявшего в руках шоколада. И она его с удовольствием сшамкала. Коричневые губы. Да, конечно, я понимаю. Сахар, диета, и тыры пыры.. Но, похоже, человеку счастье. Новая возможность. Потом щеки будут красные. Ну.. Еще одна возможность. Радость жизни того стоит.

По правде говоря, когда слишком много красивых женских ножек, то это уже не вставляет. Вот и Джозефина, переодетая обратно в мужчину, но не в себя самого, а в фальшивого миллионера, говорит то же самое, целуясь с Шугой на палубе яхты. « У меня было то и се, и все надоело, и больше ничего не радует».. К счастью, под конец представления массовка поутихла, и крупным планом идут закрутившиеся новыми узлами личные отношения героев.. Новые возможности.. И, надо сказать, что при всей внешней простоте пьески, внутри у нее запрятаны сильные вещи. Вот уже скоро и финал, и герои скажут свои главные вещи:

- Я не могу надеть на свадьбу платье твоей мамы, у меня фигура не та!
- Ничего, любая модистка исправит это за полчаса!
- Ты не понимаешь, я вообще не могу пойти на свадьбу вместе с твоей мамой!
- Ничего, мы устроим свадьбу как-то иначе!
-Ты не понимаешь, я вообще не могу выйти за тебя, потому что я… Я – мужчина!

И Дафна срывает парик с головы.

Н-нда.. Новые возможности, бывает, выглядят убийственно. Но только не настоящим парням.

-..Ничего.. У каждого – свои недостатки.

Оркестр, ножки, аплодисменты, люстра, занавес.

однажды в чикаго
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments