lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Освободи маму

"Освободи маму" - это благотворительный проект какого-то немецкого фонда. Я даже не знаю какого. Просто однажды нам позвонила Галина Петровна, и предложила няню, которая будет приходить на 20 часов в месяц совершенно бесплатно. Я с радостью согласился. В нашем варианте это вышло - "Освободи папу".


Однако я редко пользуюсь этим благом. Вседовлеющее чувство долга не позволяет расслабиться на 20 часов в месяц. Да и не только долга. Мне очень интересно, каких же высот можно достичь нашим новым методом. В крайний раз я звонил нашей няне где-то в июне. Чтобы, едва дождавшись, галопом скакануть по накопившимся делам.


Наверное, это не правильно. Я гляжу на Лилькин высушенный до хруста банный веник, висящий на гвозде. Он представляется мне лучшей иллюстрацией к моему внутреннему состоянию сегодня.


Последняя неделя зияет дырой, вырванной из жизни. Перепутались день и ночь. Под гнетом вседовлеющего чувства долга я сидел, производил и множил просительные письма, наскребая благотворительных денег на предстоящие расходы. Я накропал и разослал наверное тысячу таких писем, не меньше. В банки, фонды, преуспевающие фирмы и крупные белорусские предприятия. И мне даже несколько раз уже ответили.


Берега Аральского моря несут в себе больше жизни, чем берега у меня внутри. Скрип песка на зубах.


Я вспомнил про нашу няню, и она тут же согласилась приехать. Вы часто находили на дорожке кошельки, набитые купюрами?


Конечно же, дел, как всегда, выше крыши. Нужно собрать всякие бумажки - для управления соцзащиты, для школы, для Лильки, для Доманов. Определиться с кружками для Семки, найти репетитора по английскому. Купить продуктов, забрать аккордеон из ремонта, заменить масло в двигателе, снять яблоки на даче. Я сажусь в машину, и утекаю от всего.


Еду за город. На Минское море. На песчаный пляж.


Тихо, пустынно, несуетливо. Медленная солнечная озерная гладь с рыбацкими лодками на горизонте. Редкие, по-осеннему негромкие выпивающие компании под грибками. Плеск холодной набегающей волны по разноцветной гальке. Снимаю башмаки, закатываю штаны, медленно бреду по мелкой прозрачной зыбкой границе воды и суши, подальше от компаний. В сторону нудистского пляжа, в сторону последних обломков лета - нескольких загорелых, лоснящихся на солнце фигур голожопиков.


Граница между суетой и благодатью, между угарным городом, набирающим промышленные обороты после сезона отпусков, и остывающим в преддверии осени кантри, между нелепостью человеческой жизни и тихой гармонией природы - оказывается вдруг такой же досягаемой и ощутимой, как и этот суше/водораздел под голыми ступнями. Скидываю на песок рубашку и джинсы, разгоняюсь и со всей дури вспарываю упругую толщу прозрачной воды. Заныриваю в нее с головой, со всеми потрохами, в тишину и леденящую плотность, материальность, инаковость другого мира.. Выныриваю, и долго гребу навстречу солнцу, посреди ртутных бликов поднятых волн, стянутый жесткой броней одуревшей от неожиданности кожи..


Существуют бесхитростные способы вырваться из сетей обыденности и угнетающей суеты. Немного солнечного света. Немного сосновых макушек на синем небе. Немного водной глади перед глазами, песка под голыми ступнями. Неторопливого обеда в пустынном кафе у дороги. Немного времени с отключенным телефоном. Если бы от всего этого еще отнять гнетущее чувство непреодолимого одиночества, то жизнь была бы просто счастьем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments