lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Нью Йорк нашими глазами

Доманы запретили нам ходить в филармонию. Вначале я подумал, что у мистера Теруки попросту настроение плохое было. Мало ли,  не стой ноги человек встал, а может недооценил этот факт, который я ему словно конфетку развернул, будучи  гордым собой чрезвычайно. Гордости моей и в самом деле предела нет. За все эти полгода, что мы регулярно ходили на концерты, я не встретил там ни одного случая, похожего на наш, все дети как дети. Наши случаи дома сидят, у кого-то непереносимость звуков и публичных мест, кому-то не хватает смелости. А мы такие вот, продвинутые.

Но стафы один за другим были неумолимы, и я вскоре понял, что это принцип, кодекс, условие. " Вам это не то полушарие будет развивать, какое нужно в первую очередь".. "У вас попросту не будет на это времени". Какой из этих аргументов важнее, я так и не понял. Хоть и вижу принципиальную разницу между ними. Но ко мне по этому делу никто всерьез прислушиваться не стал.

Однако принцип отношения к домановской программе я для себя уже определил, поэтому оставил свое мнение при себе. И в филармонию мы пошли буквально сразу после возвращения из Америки.

Биты интеллекта - это очень хороший инструмент познания мира для ребенка, который лежит, и видит перед собой только стены. Ведь именно такой рисовали нам исходную ситуацию в книгах по физическому и интеллектуальному развитию. Однако если цель восстановления зрения во многом достигнута, если я нахожу в себе силы выносить ребенка в реальный мир, где за единицу времени он получит в сотни раз больше тех бит, только настоящих, а не рисованных, то мне бы хотелось получить более весомые ответы насчет того, почему нельзя.

В Америке мы также старались не терять возможности увидеть своими глазами побольше. Ни на что ни глядя, ни на отсутствие языка и скованность в средствах, ни на расстроенное болезнями и перелетом здоровье. И надо сказать, что привычная уже манера переть против танка сыграла на руку и тут, здоровье испугалось, и к третьему дню вернулось на место.

Первое, куда мы двинули, был Центральный парк.

Говорят, не стоит  там гулять после захода солнца.

Добавлю от себя - не стоит там гулять в начале марта. Если у вас есть выбор - выбирайте не думая.

 Едва выйдя на улицу в первое же утро после прилета, на мороз и пронизывающий до костей ветер, я моментом сообразил насчет того, почему это нам удалось за полцены отхватить номер в отеле через дорогу от Музея Естественной Истории. На все остальные времена года номера там раскуплены на много месяцев вперед.

Самим ньюйоркцам, кстати говоря, погода до лампочки. Восемь утра, шквальный ветер скрежещет по дорожкам парка снежной крупой, смешанной с песком и пылью. Получить в лицо такой картечью очень просто, только зазевайся. Но, тем не менее, там и сям встретишь бегунов, одиночных и группами, в лыжных  термокостюмах "Salomon", шапочках и очках. Я встретил одного такого чуть позже, в лифте, когда поднимался в номер с двумя картонными стаканами кофе, добытыми в "Старбаксе" на углу. Лицо иссечено в бурак, из-под шапочки пот, из глаз слезы. И счастливая псевдоскромная улыбка покорителя стихии.
          "Hi!" - сказал он задорно.
А я синие губы так и не смог в ответ развести.

Через пару дней, не выпуская из памяти этой встречи, я тоже покорю утреннюю морозную просыпающуюся Америку в кедах и спортивных штанах. Есть в американцах  что-то этакое, поджигающее фитиль простодушного детского соперничества.

Часам к одиннадцати солнце стало повыше, а небо поярче. Людей на улицах - словно у нас в Первомай.  Многие внешне  напоминают отступающих от Москвы французов с картины Прянишникова, так же закутаны в платки, в любые другие подручные средства утепления. Ведут на поводках собачек, одетых в телогрейки. Катят в колясках детей, замотанных в одеяла до бровей. Французы, однако, безнадежно проигрывают ньюйоркцам своим унылым видом.

Въезд на стоянку Музея Естественной Истории запружен желтыми школьными автобусами, а с улицы постоянно заруливают новые. Жизнь течет и движется отдельно от холодной погоды. На ступеньках центрального портала тоже оживленно через меру. Я решаю, что выбираться стоило пораньше, к открытию, и мы проходим мимо. По зебре перехода, подальше от киоска с головокружительным запахом хот-догов по 7 баксов штука, и прямо в Центральный парк.

Я не слишком большой любитель фотографировать, разменивая живое настоящее на фантики памятных снимков, но архитекторы Центрального парка словно заговор составили против таких, как я. В какую сторону не пойди, дорожки проложены таким образом, что одна другую сменяют будто нарочно  декорированные сцены, обставленные роскошной перспективой и добротным передним планом. Тебе только место нужно занять, вставив лицо в прорезь картона. Так что пяток раз я все-таки щелкнул. А может и десяток, несмотря на внесезонье.
[несколько фото]
Музей Естественной Истории



Централ Парк











Музей Истории США, мистер Линкольн


Самая южная часть парка, Линкольн-Центр. Я удивился, когда узнал, что мистер Линкольн закончил только один класс школы.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments