lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Слава богу

Слава богу. Вот что хочется сказать по завершении этой поездки. А также неоднократно хотелось сказать до, а также и в любой другой день во время. При всей моей умеренной религиозности.

Интересные мысли иногда возникали у меня в голове, о них наверное стоит подумать на досуге более основательно. Например, о страхе смерти, который пронизывает нашу жизнь насквозь, вдоль и поперек, как нитка пронизывает стеганное одеяло.

Нет, конечно же я не думаю день и ночь "ой, я умру"  или "ой, как бы это мне не умереть", и так далее. Конечно нет. Но эта мысль очень искусно прячется за частоколом других, более безобидных. Например - "у меня ничего не получится". Или - "нет, это слишком рискованно", " это выше моих сил".

Но на самом деле, это  -  мысли-маскировщики.  Мысли, охраняющие наше достоинство от унизительного страха смерти. Потому что если любую из них продлить до того логического завершения, которе в конце концов останавливает нас от совершения действия, то она будет выглядеть следующим образом: " У меня ничего не получится - Я потеряю больше чем получу - Я потеряю столько, что мне никогда этого не восполнить - Я могу потерять самое ценное, что у меня есть. "

Вот в такую глубину уходит на самом деле наша мысль, удерживающая нас от действий. Но мы об этом не задумываемся. Мы довольствуемся тем, что то-то и то слишком трудно.

За несколько последних недель мне слишком часто хотелось остановиться. Когда я понял, что жена из-за своего состояния ни в какую Америку со мной не поедет, мне хотелось выть и кусать за лодыжки прохожих. Все летело к чертям, все денежные сборы, горы написанных бумаг, переводов на английский, визы, билеты, все договоренности и обязательства. Я начал лихорадочно искать, кто бы мог поехать со мной - мама, старшая дочь, кто-то еще.. Но варианты отшелушились один за другим. Я понимал, что ни на какую программу Доманы меня не возьмут, явись я один. Они пожмут плечами. Но все же купил себе рюкзак, чтобы руки были посвободнее, и совершенно серьезно намеревался ехать как есть. Я уже хорошо знал это правило, тебе снимают пакет только тогда, когда понимают, сам ты не остановишься.

Дети не болели больше года. Но за неделю до вылета слег Семен.  Следом начала температурить Лилька,  медленно, но настойчиво. И вот 39,5.. За двое суток до старта пришлось вызвать посреди ночи скорую,  и ехать в больницу. Сутки мы пролежали под капельницами. А потом я сказал доктору, что мы выписываемся. "С температурой 38?.. Папаша, вы в своем уме?" "Не знаю, там увидим. На завтра у нас билет до Нью-Йорка". Доктор подняла брови, но спорить не стала, с такими бровями и ушла. У нее и так в трехместной палате по шесть обреченных.

Господь бог благосклонен к сумасшедшим. Это видно по библейским персонажам. Там ни одного вменяемого человека нет, взять хоть Моше, хоть Давида, хоть кого-то из более поздних. Сначала он доводит людей до помешательства, а потом берет их тепленькими. То ли это такое развлечение на небесах, то ли тут какой-то неведомый нам принцип. Если ты взялся за какое-то важное дело, то должен уже идти напролом. Тебе будут совать в спицы палки, выкручивать руки, надевать на голову пакет, но когда в запасе останется только один глоток воздуха, то его вдруг зачем-то снимут. Похоже, что религиозности у меня понемногу прибавляется.

В ночь перед вылетом температура у Лильки снизилась до 37. Семена забрала к себе учительница музыки. Жена таки смогла поехать. Все пазлы встали на место именно в последние сутки, ночью мы затолкали вещи в чемоданы, к восьми утра приехал мой армейский товарищ, мы погрузили барахло в багажник, и поехали в аэропорт. Я заметил, что постепенно входишь во вкус этой игры, играть становится интересней, чем бояться.

Когда все вокруг более-менее наладилось, сломался я. В аэропорту меня знобило, на борту температура выросла до 39, и каждые полчаса мне надо было на ватных ногах пробираться в спасительную комнатку с красно/зеленой лампочкой, видимой издалека. Я брел туда и думал, что на случай, если загорится красная, у меня плана нет.

 Лилька спокойно перенесла перелет до Москвы, уснула на несколько часов в самолете до Нью-Йорка, но потом проснулась, и начала орать. Раскатистым, методичным и бесконечным, как океан вокруг, ором. "Сорри", - говорю теперь я всем соседям-пассажирам, когда глаз их не вижу. Ну а тогда мне было почти все равно, помню смутно.

Самолет болтался в районе посадки лишний час, была сплошная облачность, шел дождь. Наконец сели, получили багаж, я выкинул мысли об общественном транспорте, хоть и был в кармане прилежно составленный подробный план маршрута.  Взяли такси и поехали в гостиницу. Без ужина рухнули в постель. Дождь за окном прекратился, вместо него поднялся какой-то жуткий ветер, занавески на окнах колыхались и надувались пузырем. Казалось, что кто-то вцепился в подоконник снаружи, и пытается выдрать его вместе с кишками. Наутро вдарил мороз, я пытался договориться с большой отопительной штуковиной под столом. Но она, как и все американское поначалу, выглядела поломанной, выла и стонала, и работала либо на максимум, либо затихала вообще. Наверное, все эти тридцатидвухчасовые сутки были не только самыми длинными в моей жизни, но и самыми содержательными.

Я лежал и стучал зубами под краем одеяла в этом ущербном, сквознячном номере, который на деле оказался ровно вдвое меньшего размера, чем на фото. Это называется " queen room". Номер с огромной кроватью. Рядом хрипела и сопела Лилька, а где-то на другом конце жена. Кровать и в самом деле царствовала тут безраздельно, оставляя узкий проход справа и слева, и немного в ногах. Это номер для любви, в тихом квартале вблизи Центрального парка. Но не для ночевки с больным ребенком.  Меня смешила перспектива провести тут два дня, отведенные по плану на адаптацию и культурную программу. Но уверенность в добром исходе уже пустила корни в болезненном мозгу, я лежал и медитировал, развивая свою религиозность: Слава богу, Слава богу.. Все непременно устроится наилучшим образом..

Нет, к утру все не поправилось. В гостинице не оказалось также кухни, надо было ходить по окрестным улицам, и со словарным запасом в 5(пять) английских слов раздобывать еду, и себе, и Лильке. Разговорник я выкинул в мусорку. Какой смысл задавать вопрос, если не понимаешь ответа. Дул несносный ветер, мороз был градусов пять или семь, пробирало насквозь через любую одежду. Где-то я читал, что лучшее время для посещения Нью-Йорка - это конец весны. Горе тому, кто легкомысленно спутает конец весны в Нью-Йорке с ее началом.

Странное дело, но оглядываясь назад, я понимаю, что мы успели все, что намечали. Пусть это было напряженно, вовсе не так, как грезилось. Но мы таки погуляли по Центральному парку, пусть даже и напялив на себя все, что было в чемоданах. И даже заблудились на его дорожках, маханули в общей сложности километров десять, и вышли на шесть улиц севернее нашей. Мы добрели  также до Седьмой авеню, до огней Таймс сквера, полдня провели в Музее естественной истории, и даже поужинали однажды в неплохом ресторане, приняв его за китайскую забегаловку. На деле там оказалась  превосходная европейская кухня, чудесная обстановка и обслуживание, китайскими были только цены и персонал.

И болезни отступили. Когда настало время ехать в Институты, мы ловко взяли арендованную заранее машину, погрузили вещи, и уже без приключений, ну, почти без приключений, доехали до Филадельфии, до нашего хоста у волонтеров, в маленьком городишке Паоли. В общем, это очень острое чувство, когда ты понимаешь, что все складывается вокруг тебя самым наилучшим образом, есть у тебя планы, или у тебя их нет. От тебя требуется только переть напролом. Я вдруг вспомнил одну библейскую новеллу.  Когда фараон напирал на сбежавших евреев сзади, а впереди было море, евреи накинулись на Моше с проклятиями, обвиняя его в том, что он их погубить сюда привел. Он растерялся, и начал молиться, голову задрав. Но всевышний ответил ему раздраженно - что ты мол вопиишь ко мне, скажи им, чтобы шли вперед.
Слава богу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments