January 6th, 2021

Освобождение

Освобождение происходит буднично и мгновенно. Не то, что посадка. Не успеваешь и дух перевести.

12.30, звонок в телефон:

— Это такой-то такой?.. Колония беспокоит. К нам бумаги по помилованию пришли. Мы его освобождаем.

— Когда?

— Сейчас. Можете за ним приехать?

— Когда?

— Сейчас.

Садимся в машину, два часа до Бобруйска, захожу в любую дверь, которая попадается открытой:

— Добрый день, я за сыном. Его освобождают по помилованию.

— Как фамилия?.. Идите на КПП.

По словам старожилов колонии, освобождения по помилованию в колонии на их памяти ещё не было.

Тикают полчаса времени на КПП, Семёна приводят с той стороны, вижу и слышу  через решётку, как трое в камуфляже задают ему вопросы, чтобы выяснить, он это или не он на самом деле, щёлкает один железный запор, потом второй, железная дверь открывается, и вот уже обнимаемся в узком коридоре.

Заснеженными ходами на наружный склад с обходным листом, недовольная кладовщица, которую — ещё минута, и ищи свищи — уже шла домой праздновать Рождество, но таки подписала бумагу на середине лестничного пролёта,  прощание с немного прифигевшим и очень радостным зам-нач-по-воспитательной работе («Ё-маё, вот только сработался с человеком — кто теперь рисовать плакаты к праздникам будет??), садимся в машину и уносим ноги. Ещё два часа, и мы в Минске, дома.

Огромное спасибо за труд нашим адвокатам — Дмитрию Лаевскому и Евгению Пыльченко, которые вели всю эту работу без малого два года, профессионально, не сдаваясь на препятствиях, до победы.

Collapse )