October 30th, 2014

Сутки длиной в 31 час

Летим Люфтханзой. Как оказалось, у них специальные цены для рейса Минск- Нью Йорк. Маленьким самолетиком до Франкфурта, оттуда большим через Атлантику. Час на пересадку. Маловато часа, изрядно нервничаю. Заказали сопровождение, надеюсь, это немного поможет с быстротой передвижений.

Перед взлетом стюардесса обращается на немецком, на инглиш.
- Неа, - мотаю головой.
Но она настойчиво что-то требует, хоть и с милой улыбкой. Хм.. Че ж те надобно, милая..
Переходим на любезный язык жестов. Девушка объясняет, что ребенка следует снять с коленей, посадить в кресло рядом, и пристегнуть ремнем. Пытаюсь спорить. Но теперь она меня упорно не понимает, и проделывает всю пантомиму еще пару раз.
Чешу затылок. Слепая, чтоле.. Но тут до меня доходит, что стюардесса попросту в упор не видит в Лильке инвалида. Ребенок как ребенок, не младенец вроде, папаша, пристегните ваше чадо, не валяйте дурака.

Йо-мае.. А ведь приятно, что в твоем ре не видно чего-то такого особенного. Спасибо, девушка, за комплимент. Отстегиваю от себя, сажаю рядом в кресло, и едем как настоящие)

...
Во Франкфурте приветливый парень в костюме, с инвалидной коляской и соответствующим значком на лацкане встречает, коляску кидаем, садимся в свою, и катим по полированным бесконечным коридорам. Лифты, трамвай, бегущая дорожка, голова кругом. Компас у него, что ли. С нами попутчица, Наташа, летит в Баден, но у нее еще куча времени, и она взялась нас опекать, переводя на/с немецкого. С помощью двух таких провожатых в часовую пересадку вписываемся легко, занимаем место в салоне. Пятнадцать минут, и взлет.

...

Когда летели Аэрофлотом, было ощущение продолжающейся родины прямо до Нью Йорка. На этот раз за границей оказались прямо в Минском аэропорту. Однако всю дорогу небо посылает каких- то доброжелательных провожатых. А на Лильку вообще не нарадоваться. Перекусили после взлета, надели наушники, час слушали Твена, Янки при дворе короля Артура, а потом уснули, хоть в багаж сдавай. Проснулись только при посадке.

...

В НЙ 21 час, наше минское время убежало далеко вперед, но почему- то я не чувствую. В JFK заказанное сопровождение нас традиционно прокатило. Хорошо, что коляска на борту. Увязались следом за группой инвалидов, вслед за ними по лифтам, мимо очередей прямо к стойкам. Полчаса, и на выходе. Садимся в трамвай, едем в Ховард Бич. Прересадка на метро, пересадка на другую линию, выходим на конечной. Очередной прохожий подхватывает эстафету, провожает нас до нужной улицы. На нужной улице другой прохожий оказывается нашим соседом по этажу, проводит до билдинга, помогает с багажом, желает спокойной ночи. Хозяйка открывает дверь, показывает что к чему, и оставляет в покое. Какое блаженство.

...

Сбегал в ночной магазин, за продуктами на завтрак, покормили Лильку, уложили спать. За окном темная могучая сила океана сотрясает невидимый берег прибоем, клубящимся белой пеной.
Спаать


трансатлантическое утро

Сон длится часа три, не больше. Во время путешествия, смены места, обстановки - внутри просыпется какая-то дремлющая жизненная сила. И начинает бешено вращаться. Это я, наверное, снова о том, что поездка куда-то далеко - это уже хорошая само-по-себе-терапия. Гляжу в розовеющее окно.

Лилька тоже не спит. Выспалась в самолете. Одеваемся, и прямо такие вот, неумытые и нечесанные, идем к берегу.

Выгуливаются несколько собачников. Один из красивых, породистых друзей человека подходит к нам поздороваться. Тычется мокрым холодным носом. Мне не удобно за мой скудный английский, потому что прохожие, с такими слабыми голосами рядом с ревущим океаном, одним простым "Hi!" не ограничиваются, отвешивают еще пару тройку сердечных фраз.

В прослоинах облаков уже виднеется пунцовое солнце. Блекнут бродячие огни пляжеуборочной техники. Черная вода обретает свой цвет, дикий, серо-зеленый. Чайки важно ступают в пене прибоя, открывают немые рты. Океан возвращает тебя на место, что бы там о себе не мнил. Безудержная стихия, не ставящая тебя ни в грош. Хорошо и спокойно на душе, ощущение истинного масштаба. Песчинка мироздания, человек.

В нашей комнате не работает половина освещения, повреждена проводка. Два года назад ураган Синди ворвался океанской волной в первый этаж здания, оставив в нем песка морского до уровня окон, и разворотив между делом все инженерные сети. Смешно - называть ураганы человеческими именами.

Солнце поднялось над облаками, раскрасило золотом накатывающую волну, убегающую пену, мокрую гладь песка. Зачленяем синие ноги обратно в носки и ботинки, уходим готовить завтрак.