lilkindad (lilkindad) wrote,
lilkindad
lilkindad

Categories:

бумажная сила 3

Бумажная сила не подчиняется законам физики. Во всяком случае, сила действия точно не равна силе противодействия. Иногда в ответ на вопль такая тишина, хоть волком вой. А иногда на твое последнее прижизненное тявкание словно небеса разверзаются, и оттуда судьбоносный глас.

Нам дали социальную квартиру.

Район Лошица, пандус, первый этаж, три комнаты, нежные абрикосовые обои, линолеум под паркет, два санузла, кухня 17 метров, лоджия на две комнаты, окна во двор, и окна на Лошицкий парк. Ключи уже в кармане, штампик уже в паспорте.

В мае месяце все было похоже на бегство из Египта. Никаких вариантов, отсутствие работы, нечем платить за квартиру, упаковка в узлы и коробки, погрузка, ночь, дождь, переезд, разгрузка, и вот наутро мы не то чтобы в земле обетованной, но все-таки на относительно своих пяти с половиной сотках. Хоть и сидя на узлах. Но впереди было лето, на узлах мягко и уютно, а на душе отчаянно спокойно и тепло.

Это был чудесный период жизни. Прямо на летней кухне во дворе мы подключили стиральную машину  Samsung и посудомойку Bosh, вкопав в грунт бочку для слива. Посадили кабачки и мангольд, которые кустятся и плодоносят до сих пор. Выкинули хлам, и поставили в доме настоящую мебель. Давно я так долго не был на природе, давно так хорошо себя не чувствовал, давно не был способен так продуктивно действовать. За все лето дети ни разу не чихнули, зарумянились, покоричневели, облупились, и покоричневели заново.

Одно только червем точило внутренности – понимание того, что лето пройдет быстро. Не спасут ни купленные дрова, ни законченная штукатурка:  продержимся мы  не далее ноябрьских заморозков, когда отключат воду. Дом хороший, но не зимний. А дальше тяжкий быт съест все время, все силы, и прощай наша налаженная реабилитация.

Ради себя я бы никогда не проделал столько бумажной работы. С большей радостью я ходил бы в лес с топором и пилой, ходил бы с ведрами к колонке, расчищая в снегу по утрам тропу в триста метров, жил бы около потрескивающей печки, и был невероятно счастлив, гораздо более, чем прежде. Поскольку крестьянин я в душе.

Однако дети..

Ради себя я не смог бы выдавить и сотой доли тех воплей, которые легли таки на бумагу, и отправились в местный исполком, к депутату, в управление соцзащиты, в горисполком, и не помню куда еще. И вот на исходе лета бумажные небеса разверзлись, и оттуда –
                                                                                                                                                            «Дать!»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments